Главная > История Русской Церкви > Георгий Митрофанов, прот. История РПЦ > Вопросы историографии Русской Церкви XX века

Вопросы историографии Русской Церкви XX века

После революции, когда Церковь была гонимой, заниматься историческими исследованиями происходивших событий было очень сложно. У нас ведь почти все образованное духовенство было просто физически устранено.

Естественно, был закрыт и доступ к архивным источникам нашим церковным историкам. Поэтому первые попытки собрать какие-то сведения о событиях русской церковной истории XX века, особенно после 1917 года, прежде всего, стали предприниматься в эмиграции, за границей. Это была очень сложная задача, потому что большая часть источников была закрыта для эмигрантских историков.

Одной из таких первых книг стала книга Валентинова «Черная книга или Штурм небес. Сборник документальных сведений о борьбе Советской власти против религии», Париж, 1925 год. Здесь были собраны, как явствует из названия, документальные сведения о том, как Советская власть боролась против религии, прежде всего, конечно, против Русской Православной Церкви. Естественно, что история Русской Православной Церкви XX века — это история гонения государства на Церковь в разных формах, которое продолжалось до 1989 года. Это была первая книга.

У нас в России вышла в 1923 году книга Гидулянова «Церковь и государство по законодательству РСФСР», но это было советское издание, в которое не вошли многие подзаконные акты, которые на самом-то деле и регламентировали репрессивную политику государства. Это издание, как любая советская книга, было лживо. 20-30-е годы были временем, когда серьезных работ, хотя бы с какими-то первичными сведениями о ситуации в Русской Православной Церкви, не появлялось за границей. Были лишь отдельные публикации в газетах, журналах, не более того.

Первой серьезной книгой, которая на Западе обобщала информацию, собранную за границей и, отчасти, здесь, о положении нашей Церкви в 20-30-х годах, была известная книга протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики российские», 2 тома, первый вышел в Джорданвиле в 1949 году, второй — там же, в 1957 году. Автор этой книги был епархиальным миссионером в России, в 20-е годы жил здесь, был очевидцем многих событий, потом был арестован, находился в лагере, в ссылке, ему удалось бежать не только из заключения, но даже из России через персидскую границу. Оказавшись на Ближнем Востоке, он вступил в юрисдикцию Карловацкой Церкви, стал там клириком, и то, что он смог унести с собой, то, что он смог в течение нескольких лет собрать за границей, он попытался опубликовать в этом двухтомнике. Эта книга — первый сборник документов, вернее, сведений, в основном почерпнутых из публикаций и из устных свидетельств о том, что происходило в России. Особенно интересны описания событий в период Гражданской войны и начала 20-х годов, но в книге много фактических ошибок, особенно, когда речь заходит о 30-х годах; и это естественно, ведь он через третьи, десятые руки получал информацию. Но эта книга, безусловно, важна. Тогда, в 1950-е годы, значение такого труда было трудно переоценить.

Чтобы закончить разговор о серьезных книгах, выходивших за границей в те годы, нужно упомянуть ставшее официальной карловацкой версией русской церковной истории XX века многотомное исследование архиепископа Никона (Рклицкого) «Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого». Эта книга, которая выходила на протяжении многих лет, представляет собой не только жизнеописание митрополита Антония, оно представляет собой действительно признанную в верхах Зарубежной Церкви версию русской церковной истории XX века: и предреволюционного периода, и послереволюционного, и периода, когда Русская Зарубежная Церковь находилась уже за пределами России. Книга ценна тем, что там приводится много документов, и тем, что в ней опубликованы документы карловацкого Синода. К сожалению, за исключением этой книги, о взаимоотношениях Московской Патриархии и Зарубежной Церкви, у нас больше нет книг, которые бы содержали указы карловацкого Синода по вопросам высшего церковного управления. Конечно, там дается весьма тенденциозная точка зрения на развитие церковной жизни, которую, безусловно, всем нам нужно знать, ибо это позиция очень важной части нашей Церкви. Хронология доводится там до момента кончины митрополита Антония, до середины 30-х годов.

Главная исследовательская работа должна была осуществляться в России, и, конечно же, она могла осуществляться в советское время только подпольным образом. Так и было. Здесь следует назвать непосредственного участника многих важных событий нашей церковной истории XX века, исповедника нашей Церкви, митрополита Мануила. На протяжении всей своей архипастырской деятельности он занимался составлением «Словаря епископов Русской Православной Церкви», и хотя бывали случаи, когда его архив конфисковывали во время многочисленных арестов, он, несмотря на это, продолжал свою работу, и в 60-е годы в «самиздатском» варианте распространился его «Словарь епископов Русской Православной Церкви» в шести томах. В таком виде он есть в библиотеке Санкт-Петербургской Духовной Академи. Но через некоторое время, в 70-х годах, его откорректированный словарь, с исправлением некоторых ошибок, был издан в Германии. И это издание тоже есть в библиотеке СПбДА. Архиереи располагались в этом словаре в алфавитном порядке, содержались сведения об их жизни и деятельности, об их богословских трудах. Конечно, это было, в каком-то смысле, подцензурное творчество, поэтому в некоторых случаях митрополиту Мануилу приходилось «эзоповым» языком говорить о событиях в жизни архиереев (об арестах, о ссылках). Но в каких-то статьях он прямо называет вещи своими именами. Кроме того, митрополит Мануил составил словарь и обновленческих архиереев. Это книга не является собственно историческим исследованием, а является сборником сведений, книга, которая лишь дает материал для будущих исторических исследований. Конечно, митрополит Мануил не имел доступа в государственные архивы, потому что материалы, касающиеся церковной жизни, в государственных архивах были засекречены, и туда церковные исследователи доступа не имели, но у него был доступ к личным архивам различных церковных деятелей, а нужно сказать, что личные архивы в это время становятся главными хранилищами информации о нашей церковной жизни; кроме того, он многих знал, он очень хорошо знал нашу устную церковную традицию, которая фиксировала события церковной жизни, и сам был человеком, вовлеченным в эту жизнь. Кстати сказать, власти тоже отдавали себе отчет в значении личных архивов, поэтому они конфисковывались. Разумеется, конфисковывались всегда, когда священнослужители арестовывались. Происходили и такие случаи: умирал какой-то священнослужитель, скажем, в 50-е годы, к нему домой приходили соответствующие товарищи и изымали из его архива письма, дневники, материалы, которые, с их точки зрения, могли давать неугодную властям информацию о церковной жизни.

Таким образом, работу церковным исследователям вести было очень сложно, потому что они были изолированы от государственных архивов, а на личные архивы власти пытались наложить свою десницу.

Но работа продолжалась. Занимались ею те, кто работали в контакте с митрополитом Мануилом. В 50-60-х годах собираются материалы еще одной группой исследователей. Впрочем, прежде упомяну еще одного собирателя материалов по истории Русской Православной Церкви — это М.Е. Губонин, главным трудом которого был сборник материалов: «Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917-1943 год». Это, наряду с архивом митрополита Мануила, одно из наиболее полных собраний материалов по нашей церковной истории XX века. М.Е. Губонин был провинциальным подмосковным интеллигентом и всю свою жизнь был человеком глубоко церковным, иподиаконствовал в юности у одного из архиреев. Он занимался собиранием материалов, сделал работу, за которую мог поплатиться и свободой, и благополучием, и собрал удивительный архив. Архив митрополита Мануила и архив М.Е. Губонина использовались исследователями русской церковной истории в качестве основных материалов.

Несколько групп исследователей работало с этими материалами. Результатом деятельности одной из этих церков-но-диссидентских исследовательских групп стала книга Анатолия Левитина, Владимира Шаврова «Очерки по истории русской церковной смуты 20-30-х годов XX века». В своей работе эти исследователи опирались как на Губонинский архив, так и на архив митрополита Мануила. В этой книге дается развернутая история русской церковной жизни этого периода, но акценты сделаны на изучение обновленческого движения, тем более, что Левитин был одно время иподиаконом у обновленческого «митрополита» Александра Введенского и из первоисточника знал, что происходило в обновленческой среде. Это, конечно, привело к тому, что в этой книге, хотя Левитин потом отошел от обновленчества и вернулся в Православную Церковь, есть некоторая доля симпатии к церковному модернизму в целом. Шавров же стоял на иной позиции, и в некоторых случаях различие позиций этих двух авторов проявляется в самой книге, где приводится мнение Левитина и мнение Шаврова в оценках того или иного события. В книге опубликованы обновленческие и православные документы этого периода времени, и, конечно, эта книга чрезвычайно важна. Она была издана, подобно «Словарю» митрополита Мануила, в Германии, в 70-х годах.

Еще одна группа исследователей (к ней Шавров тоже принадлежал) работала над написанием обобщающей работы по русской церковной истории XX века. Результатом этой работы стала книга Льва Регильсона «Трагедия Русской Церкви. 1917-1945 год», впервые изданная в Париже, а потом неоднократно переиздававшаяся у нас. Работал над книгой целый авторский коллектив, который поплатился за эту книгу своей свободой. Введение в этой книге не бесспорное. В этом подробном введении разбирается вопрос о каноничности русской церковной власти 20-30-х годов. Она написана с антисергиан-ских позиций. Но самое ценное в этой книге — летопись, которая приводится в конце и составляет большую часть книги. В летописи по датам указаны все важные церковные события с приведением церковных документов. Эта книга акцентирует внимание исключительно на событиях в православной церковной жизни, хотя обновленцев тоже упоминает.

Далее следует назвать очень интересную уже по обстоятельствам ее появления работу приснопамятного митрополита Иоанна (Снычева) «Церковные расколы в Русской Церкви 20-30-х годов XX столетия». Сейчас она была переиздана, а в 1965 году она впервые появилась в машинописном варианте как его магистерская диссертация. Владыка там приводит многочисленные материалы из архива митрополита Мануила, причем в этой книге содержится очень большая информация, в чем-то даже дополняющая книгу Регельсона, о тех течениях нашей церковной жизни, которые противостояли митрополиту Сергию с традиционалистических позиций: «иосифляне », «непоминающие».

Об этом много написано у Регельсона, но что касается «иосифлян», оппозиционеров митрополита Сергия в Петрограде, то в книге владыки очень много новых сведений. И интересна она тем, что вышла легально как магистерская диссертация. Конечно, лучше сказать, что она появилась полулегально, потому что доступ церковных исследователей даже в библиотеку СПбДА был очень ограничен, и эта работа прочитывалась представителями власти, но, как бы то ни было, владыке удалось, публикуя документы «иосифлян», дать очень четкую характеристику тех, кто критиковал митрополита Сергия, а значит, в каком-то смысле, критиковал и тех, кто продолжал его линию уже в последующие годы. Можно удивляться, как эта диссертация прошла в Духовной Академии в то время.

Необходимо упомянуть еще одну книгу — «Русская Православная Церковь в советское время». В двух томах этой книги приведены документы о русской церковной жизни, начиная с основных определений Поместного Собора 1917 года, кончая актуальными публикациями 90-х годов. Здесь собрано все: постановления всех Соборов, которые были в Русской Церкви за этот период, скажем, Собора 1945 года. Его постановления сейчас — библиографическая редкость. Также Собор 1971-го года, 1988-го года, государственные постановления. Первый том этой книги, конечно, во многом перекрывается губонинским собранием «Акты высшей церковной власти», хотя там есть и такое, чего нет у Губонина, но Губонин доводит до определенного хронологического периода, а второй том этой книги рассматривает период со второй половины 40-х годов. Все эти исследователи работали по личным архивам, по мемуарной самиздатовской литературе, у них не было возможности проникнуть в государственные архивы.

Чтобы закончить разговор об исследовательской литературе, назову еще два пособия по истории Русской Православной Церкви XX века. Это известная книга о. Владислава Цыпина и книга Д.В. Поспеловского «Русская Православная Церковь в XX веке». Нельзя назвать эти книги безупречны ми по многим моментам: и с точки зрения источниковедческой, и с точки зрения концептуальных положений. Каждая по-своему хороша и по-своему плоха.

Из мемуарной литературы интересна книга митрополита Евлогия (Георгиевского) «Путь моей жизни». Это, пожалуй, лучшие мемуары из тех, которые существуют, хотя, я думаю, грядет время, когда будет публиковаться много мемуаров.

Следует отметить очень интересные, но мало доступные мемуары протопресвитера Георгия Шавельского «Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота» в двух томах. Во многом очень спорные воспоминания, но информации там много.

В серии «Материалы по истории Церкви» вышел очередной том, в котором опубликованы воспоминания протопресвитера Василия Зеньковского, известного богослова, историка и философа: «Пять месяцев у власти». Он описывает тот период жизни, когда он был министром исповеданий в правительстве гетмана Скоропадского. Они тоже, по-своему, интересны, хотя рассматривают локальный эпизод нашей церковной истории.

В этой же серии вышли очень интересные книги: министра исповеданий во временном правительстве А.В. Карташова «Временное правительство и Русская Церковь», Стратонова «Русская церковная смута» и митрополита Елевферия «Неделя в Патриархии».

 

Календарь

<Август 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930