Главная > Современное богословие > Х.Яннарас Вариации на тему "Песни Песней" > 7. PROMENADE PARMI LES TONS VOISINS

7. PROMENADE PARMI LES TONS VOISINS


Есть шестьдесят цариц и восемьдесят наложниц и девиц без числа; но единственная – она, голубица моя, чистая моя.
Путь жизни и путь естества, любовь и смерть. Не получается понять разницу между ними с по-мощью искусства ума. Также религиозные проповеди не являются достаточными. Источником и средством различения является только опыт.
Изначальное брезгование половыми функциями – значит ли оно неосознанное участие в опыте смерти? Во всяком случае, придание биологическим функциям характера "порочности" или "нечисто-ты" не оценивает и не градуирует эту разницу так, как понятия духовного и плотского, логического и инстинктивного, законного брака и беззаконного удовольствия.
Во всяком случае в еврейской традиции ничего не препятствует мужчине иметь две или больше жены (Втор. 21, 15; I Цар. 1, 2) или взять себе наложниц и рабынь (Быт. 16, 2; 30, 3; Исх. 21, 7; Суд. 19, 1; Втор. 21, 10). За исключением священного блуда (который означает отпадение от истинной религиозности) блуд в целом не осуждается (Быт. 38, 15-23; Суд. 16, 1). Только последующие "софиологические" тексты предупреждают об опасности связи с блудницами (Притчи 23, 27; Прем. Сир. 9, 3; 19, 2). То, что запрещается недвусмысленно, – это прелюбодеяние [2]. Наказывается смертью как взятая в прелюбодеянии, так и тот, кто склонял ее к этому (Втор. 22,22; Лев. 20,10). Однако смысл запрещения состоит в охранении прав супруга, поскольку не наложено никаких запретов на мужчину в его связях с незамужними женщинами и блудницами.
Естественная необходимость и личностная свобода, подчинение тленности и динамика бессмертия – дилеммы, которые не нашли себе места в еврейской традиции. Отстояние любви от смерти, пути жизни от пути естества иногда может проявлять себя, однако остается неосознанным. Еврейский За-кон определил условия участия в "народе Божием", в познании Бога из исторической связи. Это законодательство одновременно обуздывало "жестокосердие" непослушного народа (Мф. 19,8; Мк. 10,5). Закон не мог предоставить человеку возможности онтологического изменения, участия в жизни в ее онтологическом смысле.
Чтобы бытие переступило через порог смерти и ветхого существования и ступило туда, где жизнь, потенций естества недостаточно. Сколько бы мы не тренировали свою волю в области морали, сколько бы наши добродетели не были высокими, естество не может преодолеть тления. На лестнице нравственного "восхождения" мы испытываем обманчивое чувство преодоления своего естества. Однако на каждой ступеньке, начиная с самого низа, зияют пустоты смерти.
Любовь: да, она преображает бытие в связь, представляет из себя другое ощущение жизни. Поэты, композиторы и художники, уже на протяжении многих лет и веков лежащие в земле – сухие и голые кости – и однако слово их продолжает жить. Продолжает жить в личностной непосредственности связи. Насколько доверяешься связи, настолько внутри тебя расцветает личностная инаковость их слова, их "души". Насколько доверяешься любви, настолько озаряется ностальгическая надежда на бессмертие и твоей собственной "души".
Христианская "вера" освещает ностальгическую надежду на ступенях любовного чаяния. Любовь: да, она преображает бытие в жизнь бесконечную, потому что Бог существует как полнота тро-ичного любовного со-сущия. "Любы есть". Христос Иисус принял смертную замкнутость человека и претворил смерть в послушание связи с Отцом, в факт общения жизни бессмертной. Тленность оста-лась болезнью естества, бессмертие – возможностью, даруемой в связи. Сокровенное "Я" или наша "душа", наша истинная личность оказывается свободной от смерти, когда в Другом мы признаем лич-ностный призыв, благодаря которому мы становимся субъектами: Личность Любящего Отца.
Слово Бог определяет некую личностную связь – не предметное понятие. Как любовь возлюб-ленного во всякой любви. Оно не означает различия или отстояния. Услышание возлюбленного имени есть немедленное чувство и внепространственное ручательство присутствия. Вся наша жизнь, претво-ренная в связь. Мы познаем Бога, пребывая в связи – не через усвоение понятия.
Связь обуславливает саму субъектность нашего бытия. Мы участвуем в бытии с сознанием и смыслом, с субъектным самосознанием и самоинициацией, так как любовная устремленность нашего естества претворяется в личностную связь, когда в Другом показывается первый знак желания: мате-ринское присутствие. Субъект рождается в первом любовном движении.
Должно вам родиться свыше (Ин. 3, 7) может значить следующее: субъект рождается в подлин-ном смысле тогда, когда любовная устремленность преодолевает инерцию индивидуалистической са-модостаточности. Когда в области желаний господствует Имя причинного начала личностной связи: Имя Единородного Слова.
В христианской традиции слово апокалипсис означает явление Имени. Любящий нас является Личностью и имеет Имя: Христос Иисус, Жених сокровенного "Я" или наших душ. Призыв любви, исходящий от Него, – необходимое условие "рождения свыше" для нашей личности – имеет историческую плоть, плоть ощутимого события.
Путь жизни и путь естества, любовь и смерть. О пути мы судим по тому, где находятся наши же-лания. Там рождается субъект, бессмертный или тленный. Со странной на первый взгляд динамикой "пшеничного зерна", которое должно умереть, чтобы воскреснуть. Зерно человеческой обособленно-сти должно "истощиться" от всякого требования автономного существования, должно черпать бытие и жизнь не из желания быть независимым, но из любовного самоприношения. Чтобы человек стал бытием "кенотически" любящим, как и Бог, Который есть кенотическое "взаимосаможертвование" троицы Личностей.
Путь жизни, путь пребывания Бога в области желаемого, путь кенотической любви.

 

Календарь

<Сентябрь 2013>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
91011131415
16171819202122
23242526272829
30