Главная > Церковная археология > Давидова М.Г. О происхождении базилики.

Давидова М.Г. О происхождении базилики.

Декоративное убранство базиликальной церкви как одного из древнейших видов христианского храма в ходе истории своего развития являет образцы византийского и европейского изобразительного искусства.

Принципы украшения базиликального интерьера могли отчасти повлиять на восточно-христианские памятники XVI–XVIII вв., особенно на традицию использования обширных повествовательных циклов в теле храма (росписи Ватопеда и Лавры Св. Афанасия на Афоне;1 московские, ярославские, ростовские росписи XVII в. и т.д.).2
Христианские храмы с базиликальным планом строились уже во времена Константина Великого – первого христианского императора.
О происхождении базилики.
Существует точка зрения, что прототипом христианского храма в форме базилики послужили гражданские постройки античного Рима с протяженным планом и нишей для президиума в торцовой стене.3 Такие сооружения предназначались для судебных заседаний. Согласно другой точке зрения, христианская базилика – явление автономное с точки зрения своей архитектуры4 и символики. Действительно, сходство между античной базиликой и христианским храмом с протяженным планом чисто внешнее, основанное на сходстве самых общих архитектурных идей. Поскольку любая пространственная идея получает свое завершение в здании только через его функцию и назначение, внешние формы архитектуры, рассмотренные вне своего смыслового контекста, не могут быть адекватно сопоставлены между собой.
Христианская базилика эпохи императора Константина была прямоугольной и делилась рядами колонн на несколько нефов. В то время особое распространение получила пятинефная базилика. Символика числа пять в церковном зодчестве связывается с пятью главными Церквами православного мира: Иерусалимской, Римской, Константинопольской, Александрийской и Антиохийской. Большие кафедральные храмы с пятью апсидами продолжали строиться в течение всей истории церковного искусства. Среди них можно назвать Софию Киевскую.
Колоссальные базилики константиновской эпохи с целыми "лесами" колонн и деревянными крышами, позолоченными изнутри, не дошли до нашего времени. О их внешнем виде можно судить по описаниям. Вот что пишет о иерусалимской базилике у Гроба Господня Евсевий Кесарийский: "обращенная к восходящему солнцу, базилика… была огромных размеров как в высоту, так и в ширину и в длину. Части разноцветного мрамора покрывали ее внутренность… Что же касается крыши, то снаружи она вся покрыта оловом, защищающим ее зимой от дождей. Внутри она закончена резьбою по дереву, и как огромный океан, распростерлась над всей базиликой, покрытая сверкающим золотом, создающим впечатление, что весь храм окунается в блистающие лучи света" (V. Подвижники 1994: 145).
На примере церковных построек той эпохи можно понять, как формировалась символика алтаря христианского храма. Среди наиболее известных сооружений IV века необходимо назвать базилику св. Петра в Риме и три знаменитых базиликальных храма на Св. Земле: у Гроба Господня, на Масличной горе и на месте Рождества Христова (I. Mango 1976: 74–75). Все три постройки, возведенные императором Константином на Святой Земле после обретения животворящего Креста царицей Еленой, завершаются пещерой, напоминающей о главном священном событии. Базилика в Вифлееме заканчивалась пещерой, где родился Спаситель; храм на Масличной горе – пещерой, где Христос беседовал с учениками. Иерусалимский комплекс состоял из базилики Константина на Востоке и ротонды Анастасис (Воскресения) на западе. Ротонда Анастасис обрамляла пещеру Гроба Господня (I. Айналов 1895: 48–49).
Алтарная апсида – сердце храма, средоточие его литургической жизни – по своей символике, безусловно, связана с древними святынями. Из приведенных примеров видно, что священная пещера раннехристианских построек является напоминанием об уничижении Спасителя, "смирившегося до смерти". О том же говорят подземные церкви в катакомбах Рима, существовавшие до признания христианства государственной религией. В катакомбах, криптах и капеллах престолом служила гробница мученика (I. Покровский 1984: 11).
Если сопоставлять апсиды гражданской базилики и христианского храма с точки зрения их значения, то оно окажется диаметрально противоположным. В античном сооружении ниша указывает на верховенство, особое благородство председательствующего. В христианской базилике апсида, в первую очередь, напоминает о страдании и погребении. Слава Воскресения, неотъемлемая от Жертвенной смерти, является вторым важнейшим значением алтарной апсиды, о чем говорят церковные изображения ранневизантийского периода, такие как "Преображение Господне" в мозаиках монастыря св. Екатерины на Синае или своеобразное художественное иносказание о Преображении в церкви Сант Аполлинаре ин Классе в Равенне (VI в.). В последнем случае Преображению – этому явлению славы Воскресения Господня до самого Воскресения – сообщается Страстная символика: вместо Христа, преобразившегося перед учениками на горе Фавор, художник изобразил Крест, окруженный сиянием. Рядом представлены свидетели Преображения Господня – пророки Моисей и Илия.
Раннехристианская алтарная декорация (IV–VI вв.) сохраняет единообразие. В алтарной конхе могла быть представлена так называемая теофаническая композиция (Теофания – Богоявление),5 части которой могли распространяться на свод алтарного помещения (вимы). Кроме темы Богоявления в раннехристианской храмовой декорации возникает тема шествия святых, что дает возможность расценивать идею базиликального храма именно как идею пути ко Христу в Небесный Иерусалим (Сант Аполлинаре Нуово в Равенне).
Постепенно пятинефная базиликальная церковь вытесняется трехнефной.6 Среди византийских церквей такого типа можно назвать храм Ахиропиитос в Салониках (470 г.), базилики в Никополисе и Филиппах (I. Полевой 1973: рис. на стр. 30–31). Внешний вид византийской базилики различается в зависимости от региона: например, для восточных памятников, в отличие от храмов центральных территорий, характерна алтарная ниша, скрытая в толще стены (I. Mango 1976: 61). Для византийской архитектуры характерны смешанный тип кладки, когда кирпич чередуется с каменной плинфой (I. Mango 1976: 11, 14), и использование цветных мраморов для колонн, мелких архитектурных деталей и цокольных частей интерьера (Там же: 22, 24). Византийский храм зачастую имел с западной стороны атриумный двор и большие нартексы-преддверия, что было связано с особенностями древнего богослужения, когда народ ожидал императора и клир снаружи, чтобы вместе войти в церковь (I. Taft 1995: 16). Так София Константинопольская, в своей планировке объединяющая элементы базилики и купольного сооружения,7 имела обширные нартексы, украшенные так называемыми ктиторскими композициями, изображающими императоров, предстоящих Христу или Богоматери. Позднее на православном востоке постепенно распространяется крестово-купольный тип храма, в то время как на западе продолжается строительство базиликальных церквей.

Примечания:

1. Кондаков Н.П. Памятники христианского искусства на Афоне. СПб., 1902. С. 70–86.
2. Овчинникова Е.С. Церковь Троицы в Никитниках. Памятник живописи и зодчества XVII в. М., 1970; Брюсова В.Г. Фрески Ярославля XVII – нач. XVIII в. М., 1983.
3. Данную точку зрения опровергает К. Манго в своей книге о византийской архитектуре. Mango C. Byzantine Architecture. N.Y., 1976. С. 61.
4. Там же.
5. В алтарных изображениях этого периода Теофания могла быть представлена в двух видах: Новозаветная (в основном – как Преображение Господне) и Ветхозаветная (Христос в окружении небесных сил и четырех символических животных – тетраморфов – указывающих на четырех евангелистов, согласно видениям ветхозаветных пророков Даниила и Иезекииля). В некоторых случаях изображения Небесных Сил (Ангелов) распространялись на свод вимы.
6. Об изменении формы базиликальной церкви в Греции см.: Полевой Л.М. Искусство Греции. Средние века. М., 1973. С. 21–40.
7. Подобные архитектурные формы имеют константинопольские церкви мучеников Сергия и Вакха. (I. Mango 1976: 110).

 

Календарь

<Сентябрь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
   134
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930