Главная > Догматика > Монах Феогност (Пушков) ХРИСТОС И АДАМ антропология и сотериология

Монах Феогност (Пушков) ХРИСТОС И АДАМ антропология и сотериология


ВВЕДЕНИЕ

Теория "коллективного Адама", или "панадамизм" - не новое "под луной". И если признать Христа исторической личностью, а не персонажем мифологии особого труда не составляет, то вот признать историчность Адама для многих все еще проблематично. Тем не менее, мы решились утверждать, что Адам из книги Бытия - это не "собирательный образ", а историческая личность. Но только доказывать мы это будем, используя не естественнонаучный, а богословский инструментарий. И вот почему: все естественные науки - реальность, куда более неустойчивая и изменчивая. За их развитием фактически не угонишься, а потому нет нужды и полемизировать с тем, несостоятельность чего завтра в свете какого-нибудь нового открытия станет самоочевидной. Но зато для человека верующего (на которого и рассчитана эта статья) будет душеполезно узнать, что влечет за собою принятие или непринятие того, или иного вероучительного тезиса Церкви. Так что мы исходим из того, что "догмат" о личностности библейского Адама мы сегодня можем пережить только религиозно-эмпирически. Мы наметили две части данной работы: Ветхий Адам (антропологическая часть) и Новый Адам (сотериологическая часть).

ВЕТХИЙ АДАМ
антропологическая часть

"Одним человеком грех вошел в мир и грехом - смерть" (Рим. 5:12). В каком случае грех одного мог проецироваться на всех? Только в том, если все окажутся исходящими из того, в ком произошла греховная катастрофа. То есть мы должны быть причастны ему. Нет сомнений, что "один человек" - не собирательный образ, а конкретная личность. Иначе, если понимать под "одним человеком" указание на все человечество, то мысль Апостола будет выглядеть так: "Через все человечество грех вошел во все человечество". Абсурдно! Так что Апостол Павел имел в виду конкретного человека, личность, которая сыграла столь роковую роль в жизни человечества. Из общебиблейского контекста мы можем заключить, что Апостол Павел здесь говорит об Адаме - нашем прародителе. Далее он вполне конкретизирует свою мысль, говоря: "Смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама" (Рим. 5:14). Адам и Моисей - два исторических персонажа. Если бы Адам был "собирательным образом", то Апостолу Павлу следовало бы выразиться приблизительно так: "Смерть царствовала в Адаме и до Моисея…". Но в тексте апостольского Послания налицо во-первых, противопоставление двух исторических персонажей, а во-вторых, указание на конкретное преступление Адама, благодаря которому смерть распространилась на все его потомство, которое согрешало и до Моисея, то есть до появление Закона: грех - не юридическая норма, и если мы уберем закон, то это не значит, что не будет греха - вот основная мысль Апостола в этих словах. Грех, в понимании Апостола Павла, является внутренней нашей испорченностью. Мы унаследовали от Адама смертность, которая есть одно из проявлений в нас внутреннего распада, "предрасположенности к ошибкам" (именно так дословно переводится греческое слово "амартия", которое мы обычно переводим как "грех", но вернее было бы его перевести на русский, как "греховная наклонность"). Что мы унаследовали от Адама? - "Амартийность", то есть внутренний разлад, толкающий нас на катастрофические "ошибки". Опять же, мы унаследовали не грехи, а именно греховность! В греческом языке собственно грех называется словом "параптома". Мы унаследовали от Адама свое естество, природу, которая к моменту "передачи" оказалась уже существенно "подпорченной", со всеми ее греховными наклонностями. Эти последние толкают ее на совершение все новых и новых "параптома", которые лишь усугубляют тленность нашего естества. Об этом говорил еще святой Исаак Сирин, который сравнивал грешника с псом, лижущим острие ножа и пьющим собственную кровь. Можно сказать и так: однажды совершенное нарушение гармонии ("параптома") влечет за собой то, что треснувшее единство все более и более стремиться к распаду, тлению, смерти. Сам процесс этого распада и есть "амартия", как некий принцип (своего рода "компьютерный вирус"), "навык греховный", заданность на самоуничтожение.
Но падение совершилось одним человеком, первым человеком, то есть в корне человечества. Скажем так: в корне дерева произошла "генетическая мутация", и все отпрыски этого корня стали носить на себе отпечаток этой мутации. Это - не "закон кармы"; это - онтология. Веточки питаются испорченными соками, несущими в себе болезнь, тление. Вот так "преступлением (отступлением от жизни - о.Ф.) одного подверглись смерти многие" (Рим. 5:15).
Как видим, Апостол видит в Адаме конкретную личность. Но поскольку Адам - отец ветхого человечества, то можно использовать метод "расширения смысла" и Адамом назвать все человечество, как произошедшее из него, чем указать на биологическую "общность вида". "Адам", в таком случае, можно понимать как "фамилию" человечества. Но такое "расширение смысла" возможно как раз потому, что у истока человечества стоит конкретная историческая личность Адама. Мы в нем названы "Адамами". Этот метод (столь распространенный на Востоке и понятный человеку семитского мышления, с его космическим, родовым восприятием человечества, и так мало говорящий человеку западной культуры, индивидуализировавшей человека), этот метод св. Павел употреблял и в других случаях. Так, к примеру, говоря о священстве Левия, он учит о том, что Левий меньше Мелхиседека по своему достоинству, т.к. последний благословил первого. Когда и как? "Левий, принимающий десятины, в Аврааме дал десятину (Мелхиседеку - о.Ф.), ибо он был еще в чреслах отца, когда Авраам встретил" Мелхиседека (Евр. 7:9-10). На лицо "вопиющая неправда": Левий был сыном Иакова, а не Авраама; Аврааму он приходился правнуком, так что никак он не мог находиться у него "в чреслах". Но эти все "подробности" не интересуют мышление семита: Левий произошел от Авраама, просто опосредствовано - через Исаака и Иакова. Так что в Левии - по восходящей - струится кровь Авраама.
Аналогичную мысль высказывает святитель Григорий Нисский, изъясняя наречение имени "Адам" первому человеку: "В первом устроении объемлется все человечество… По силе Предведения, как бы в одном теле сообъята Богом всяческих полнота человечества".[1] Из корня появляются отпрыски: человечество разрастается, а Адам - самовыражается, раскрывается в своем потомстве, как дерево раскрывает силу и возможности своего корня в своих ветвях.
Первый ключевой момент в богословии апостола Павла - наша наследственность от Адама. Второй не менее важный момент - сопоставление Адама и Христа. Причем сопоставление это выражено в форме антитетического параллелизма: противопоставлены две личности в их космическом значении. И если мы хоть на секунду примем теорию "коллективного Адама", то, следуя принципам антитетического параллелизма, мы должны будем и "Нового Адама" - Господа Иисуса Христа считать "собирательным образом Новозаветной Церкви". Но в таком случае окажется, что Церковь зиждется не на чем и не на Ком. Только на абстрактной идее "Нового Человечества". Ну, прямо гуманизм какой-то!

НОВЫЙ АДАМ
сотериологическая часть

Две исторические личности являются точками отсчета в двух главных поворотных моментах миробытия: Адам повернул творение к тлению; Новый Адам - Иисус Христос обновил творение, уврачевал предрасположенность к греху, внес силы, восстанавливающие гармонию. "Как ветхий Адам, объединявший в себе все человечество, увлек его за собою в бездну греха, так Новый Адам, Христос - Глава Церкви, восстановил падший человеческий род через Свое Тело (я бы сказал: "в Своем Теле" - о.Ф.) - Церковь".[2] Об этих двух человечествах - Ветхом (в Адаме) и Новом (во Христе) говорится Апостолом Павлом в форме антитетического параллелизма следующее:
(Рим. 5:15-19)
1. А. "Преступлением одного подверглись смерти многие".
Б. "Благодать Божия и дар по благодати Одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествует для многих".
2. А. "Преступлением одного смерть царствовала посредством одного".
Б. "Приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством Единого Иисуса Христа".
3. А. "Преступлением одного всем человеком осуждение".
Б. "Праведностью одного всем человеком оправдание к жизни".
4. А. "Непослушанием одного человека сделались многие грешными".
Б. "Послушанием Одного сделаются праведными многие".
(1Кор. 15:22)
5. А. "Как в Адаме все умирают".
Б. "Так во Христе все оживут".
Последний, пятый приведенный нами параллелизм прямо говорит о неком онтологическом нахождении человечества в своих двух родоначальниках. И если наше нахождение в Адаме и происхождение от него можно сказать "детерминировано", то вот оживем ли мы во Христе, или останемся вне Его всецело в нашей воле. Христос - Новый Адам, создающий в себе Нового Человека, Новое Человечество. Христос - корень, питающий Собою это "Новое творение"(2Кор. 5:17) Самим Собою и Содержащий его в Себе, "поскольку однажды в начатке принял на Себя смертное естество плоти, которое заимствовал через нерастленное девство, всегда освящает нетлением общий состав естества через вступающих с ним в единение приобщением Таинства, питая Тело Свое - Церковь и приличным образом счинивая (устанавливая место в "чине", то есть в Своем Теле, приличное данному члену - о.Ф.) с общим Телом члены, порождаемые верой".[3] (Об этой нашей сопричастности Телу Христову см. нашу: "Сион и Голгофа").
Новый Корень питает Собою Новое Древо Своими соками, несущими жизнь и нетление. Итак, "кто во Христе, тот новое творение. Ветхое все прошло, теперь все новое"(2Кор. 5:17). Во Христе положено "новое начало" жизни для ветхого человека. Будучи единосущным (то есть со-природным) нам истинным Человеком, Христос Господь воспринятого им в Вочеловечении "Всеродного Адама" (Канон Пасхи, песнь 6) проводит через Голгофское священнодействие, где умирает ветхая "жизнь" индивида и Воскрешает сего же, но уже обновленного "всеродного Адама", наполняя его Своею Жизнью. И теперь, "если начаток свят, то и целое; если корень свят, то и ветви" (Рим. 11:16). "По выражению св. Иринея Лионского, Христос возглавил Собою Новое Человечество, стал Главою обновленного человеческого естества - Его Тела, в Коем обретается доступ к Источнику Святого Духа".[4]
Далее мы дерзнем выразить мысль о том, как все мироздание, все творение приобщилось к жизни во Христе: Человек - из земли, но Слово Вочеловечилось, а значит, неким таинственным образом почтена и земля, из которой был взят человек и в которую он возвращается (до всеобщего Воскресения), питая эту землю своей, причастной Богочеловеку Иисусу Христу плотью, несущей в себе залог обновления мира и воскресения мертвых. Так, "Солнце, зашедшее иногда во гроб" (Икос Пасхи), озарило Собою самые потаенные уголки темницы и мгновенно "вся исполнишася света: небо, и земля, и преисподняя" (Канон Пасхи, песнь 3). В человеке - венце творения все творение приняло залог нетления и обновления.
И мы, приобщаясь ко Христу, "погреблись с Ним крещением в смерть,… и… ветхий наш человек распят с Ним" (Рим. 6:4, 6). В Его Воскресении, будучи в Нем совоскресены, мы получаем поистине "иного бытия вечного начало"(Канон Пасхи, песнь 7), инобытие, новое бытие, обновленную жизнь (Рим. 6:4).
Вот как выражает благодатный опыт привития ко Христу автор "Од Соломона" (1 век н.э.): "Они (верующие - о.Ф.) - Мои и Я не отвергну никого. Я посеял Мои Семена в сердцах и изменил их во Мне… Они - члены Мои и Я - Глава их" (Оды Соломона, 17).[5] Тема возглавления Христом Своего Тела - лейтмотив всего богословия апостола Павла: Бог Сын "есть прежде всего и все Им стоит, и Он есть глава Тела Церкви. Он - начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство, ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию Креста Его, и земное, и небесное" (Кол. 1:17-20). "Церковь есть лишь некое восполнение Христа, Который есть лишь Глава в Своем Теле".[6]
Это Тело Его Святой Экклесии, в Котором совершилось восстановление разрушенной грехом гармонии (именно в смысле восстановления гармонии следует понимать термин "примирение"), это Святое Тело "держась Главы, от Которой все Тело, составами и связями будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом Божиим" (Кол. 2:19). Это - живое Богочеловеческое Тело. Замечательный патролог О. Клеман процесс "созидания Тела Христова" (Еф. 4:12) назвал "Великой Пасхой, переходом Богочеловека к Богочеловечеству".[7] Эту мысль иными словами выразил Апостол Павел, выражая желание, чтобы мы "Истинною Любовью все возращали в Того, Который есть Глава Христос, из Которого все Тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при содействии в свою меру каждого члена, получает приращение для самого себя в любви" (Еф. 4:15-16). Говоря коротко, Апостол Христов выразил принципы развития Богочеловеческого Тела Церкви, созидание которого в Любви есть дело каждого члена, путем привития к Богочеловеческому организму Церкви все новых и новых жизней.
И последнее, в виде "подстрочного примечания": почему Христос называется у апостола Павла "Новым Адамом"? Все очень просто. На Ветхого Адама была возложена определенная миссия, задача, но он ее "успешно" провалил. Христос восстанавливает в Себе падшее Адамово естество и проходит путь жертвенного служения в этом мире, то есть совершает то, что не совершил Адам. Христос в Своей земной жизни есть осуществление того "плана" Божиего о человеке, от исполнения которого отказался Адам. И "яко от зверя морскаго персей Иону, - от тли исхитил всего Адама, всеродно падшаго".[8]

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Из всего вышесказанного мы хотели бы подвести итог, критически рассмотрев теорию "коллективного Адама":
1. Два "Адама" - это две исторических личности, имеющих ключевое значение в миробытии.
2. Из Первого Адама мы все произошли, получив естественное "рождение от плоти" (Ин. 3:6), а вместе с ним - весь "багаж" наследственности греховных навыков и смертность, передаваемую по генетической линии: наша природа в Адаме "треснула на корню", а после этого "то, чем человек стал, то он и родил".[9]
3. В Новом Адаме мы, имея свободное произволение и получив призыв к свободе (Гал. 5:13) и свободное (в противоположность естественному, предопределенному за нас рождению во плоти!) рождение свыше и "власть быть детьми Божиими" (Ин. 1:13).
Так что сторонники доктрины "коллективного Адама", говорящие о том, что "если бы "Адам " был для Апостола Павла лишь одним из бесчисленных людей, то лишилось бы смысла противопоставление двух Адамов".[10] Как раз все наоборот: если бы первый Адам не был личностью, то ему бы нельзя было противопоставить другую личность - Христа.
Признав "образность" первого Адама, мы должны будем признать ту же "образность" и за вторым Адамом. Но тогда на Ком Зиждется Церковь. Однако теоретики "коллективного Адама" не дерзают провозглашать Христа "собирательным образом Церкви".
Но это только одно претыкание, с которым мы сталкиваемся в вышеназванной теории. Второе - это сотериологическое: во-первых, откуда произошел грех. Во-вторых, если допустить, что грехопадений было много, то как Христос одним Вочеловечением мог приобщиться к разным семьям, а точнее - как Он мог в таком человечестве упразднить грех на корню. Короче, теория "коллективного Адама" признает, что нет единого древа Человечества, но есть множество деревьев. Вопрос: Как мог Христос, приобщившийся лишь к одному из этих деревьев, наполнить жизненными соками другие? Понадобилось бы ровно столько Боговоплощений, сколько было "прародителей", то есть корней человечества.
Но в одном вышецитированный нами прот. А. Мень прав: "Во Втором Адаме, во Христе, Апостол Павел видел мистическое средоточение Тела Церкви. Этот соборный организм Церкви, заключенный в "Небесном Адаме", противопоставляется состоянию человека в "ветхом Адаме"".[11] Только подчеркнем, что Новый Адам - это Живая Личность, Господь наш Иисус Христос. Свет Лица Его "Просвещает и освящает всякого человека, приходящего в мир".[12] И в Церкви осуществляется наше живое "общение с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом" (1Ин. 1:3). С Живым Христом! В Его Теле мы живем, будучи членами " от плоти Его и от костей Его" (Еф. 5:30).

ЛИТЕРАТУРА


[1] Свт. Григорий Нисский. Об устроении человека, 16. цит. по: архим. Киприан Керн. Антропология свт. Григория Паламы. ч.1, гл.3, М., 1996 г., с.160.
[2] Свт. Григорий Нисский. Большое огласительное слово. цит. по: протопресвитер Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие. ч.2, гл.4, Клин, 2001 г., с.226.
[3] Свт. Григорий Нисский. На песнь Песней, 13. цит. по: протопресвитер Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие. ч.2, гл.4, Клин, 2001 г., с.226.
[4] Деяния Архиерейского Собора РПЦ, август 2000 года. Декларация "Основы социальной концепции РПЦ", 1;1.
[5] Цит. по: Клеман О. Истоки. гл.3, М., 1994 г., с.51.
[6] Прот. Георгий Флоровский. Евхаристия и Соборность\\Отцы первых веков. Кировоград, 1993 г., с.28.
[7] Клеман О. Истоки. с.11.
[8] Бл. Августин. О Граде Божием.
[9] Прот. А. Мень. Магизм и единобожие. Религиозный путь человечества до эпохи великих учителей. Брюссель, 1971 г.
[10] Второй канон Пятидесятницы, глас 4, ирмос 6 песни.
[11] Прот. А. Мень. Магизм и единобожие. Религиозный путь человечества до эпохи великих учителей. Брюссель, 1971 г.
[12] Часослов. Молитва первого часа.

 

Календарь

<Апрель 2012>
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
101112131415
16171819202122
23242526272829
30