Главная > Творения святых отцов > Творения Иоанна Златоуста. Том 1, Книга 1. > Предисловие

Предисловие

Данное электронное издание осуществлено по книге "Полное собрание сочинений Св. Иоанна Златоуста в двенадцати томах. Том первый, книга первая", выпущенной издательством "Православная книга" в 1991 и являющейся репринтным воспроизведением издания С.-Петербургской Духовной Академии, осуществленного в 1898 г.

НЕТ надобности много распространяться о значении творений святых отцов церкви для духовнаго просвещения. Святоотеческия творения именно суть тот неисчерпаемый источник, из котораго вытекает все православное богословие. Это рудник, в котором заключается вся сумма богословскаго знания в его непосредственной чистоте и целости. Вся последующая работа богословской мысли состоит лишь в том, чтобы разрабатывать этот богатейший рудник и добытыми в нем сокровищами возвышать и украшать духовную жизнь новейших поколений. Величайшие представители святоотеческой литературы были поистине гении, которые, отличаясь необычайно высокими дарованиями, обширным и глубоким образованием, обнимавшим как науки духовныя, так и светския, и пламенною отзывчивостью сердца, притом жили и действовали в такия времена и при таких обстоятельствах, когда требовалось необычайное напряжение мысли и чувства, которыя нашли себе выражение в творениях, отличающихся изумительным богатством и разнообразием содержания. И особенно в этом отношении замечательны творения св. Иоанна Златоуста, которыя составляют целую библиотеку богословской литературы ея золотого века. Не даром его именно произведения составляли любимейшее чтение наших предков, с любовию и тщанием переписывавших эти творения, собиравших их в "Златоструи" и "Измарагды" и почерпавших из них невыразимую "книжную сладость". Это действительно всеобъемлющий духовный гений, и в его многотомных трудах может найти себе удовлетворение всякий ум, ищущий духовной истины и глубокаго назидания.

Творения св. отцов уже рано, можно сказать с самого принятия христианства на Руси, сделались главным предметом чтения и письменности у наших предков. Но из всех святоотеческих творений действительно ни одни еще не были так любимы и так распространены в нашей древней письменности, как именно творения св. Иоанна Златоуста. В его духе русский народ опознал нечто сродное своему собственному духу. В его творениях наших "книжных почитателей" пленяло то, что в них, и особенно его поучениях, богатство мысли соединяется с необыкновенным красноречием, которое состоит преимущественно в ясности, естественности и простоте, или особенно в психологическом приспособлении содержания и тона бесед или поучений к духовному состоянию слушателей. Не менее пленяло читателей и внутреннее содержание его наставлений. Иоанн Златоуст преимущественно проповедник любви к ближним, и эта, проникающая все его слова и действия, любовь влияла на здоровое, неиспорченное искусственным образованием сердце с неотразимою силою, и тот дух щедрой милостыни, которою особенно отличались наши благочестивые предки и в которой самым естественным образом выражалась их христианская любовь к меньшей, обездоленной-нищей братии, ясно обнаруживает сродство с подобным же духом Златоуста. Начало славянских переводов из творений Иоанна Златоуста относится к самой древней поре славянской письменности. Уже болгарским царем Симеоном составлен был из слов и бесед этого св. отца весьма обширный сборник с приданным ему характерным названием "Златоструй" [1]. К самому первому времени славянской письменности принадлежало, очевидно, и собрание слов И. Златоуста, дошедшее до нас в Супральской рукописи XI века. Тут помещен перевод двадцати его слов, - других сравнительно с помещенными в Златоструе Симеона. Одна из его бесед помещена в Святославовом сборнике 1073 года. Из древнейших собственно русских памятников, семнадцать слов Златоуста находятся в Четьи-Минеи XII века (за май месяц) и семь слов в сборнике Троицко-Сергиевой Лавры XII века. Не замедлил перейти к нам и труд болгарскаго царя Симеона "Златоструй", именно в списках XII века, при чем о популярности этого сборника можно судить потому, что уже в древнейших списках его ясно дает о себе знать рука чисто русских "списателей", которые результаты своих дум и чувств при чтении творений любимаго отца церкви вольно или невольно вносили в переписывавшиеся ими экземпляры сборника. Рядом с "Златоструем" перешли к нам и другие сборники творений Златоуста, как напр. "Маргарит", "Учительное Евангелие" (состоящее из собрания 75 слов Златоуста на евангельския чтения) и другие. Но о любви наших предков к творениям великаго отца может еще более свидетельствовать тот факт, что они не только пользовались готовыми сборниками, но и сами составляли их. Так уже очень рано у нас стали появляться сборники самостоятельные, принадлежавшие собственно русским "списателям". Наиболее известными из них были, так называемые, "Златоусты", распространенные во многих списках особенно XIV-XVII веков, хотя первыя редакции их несомненно появились гораздо раньше. Сюда же должны быть отнесены и так называемые "Измарагды", также весьма распространенный вид сборников из творений св. Иоанна Златоуста, который наконец приобрел столь широкую популярность, что его имя сделалось, так сказать, синонимом всякой "книжной сладости" и под его именем нередко издавались даже собрания творений иных отцов, отчасти и самих русских духовных писателей, среди которых не замедлил явиться и свой самородный русский Златоуст, каковой высокопочетный титул прилагался, как известно, к Кириллу епископу Туровскому (почил в конце XII века).

Но хотя творения св. И. Златоуста были издавна любимым чтением наших предков, однако они никогда еще не появлялись у нас в более или менее систематическом или полном собрании. Обыкновенно переводились, издавались и переиздавались отдельныя творения или даже отдельныя места из них. Более полное сравнительно собрание творений св. отца (именно бесед на послания св. ап. Павла, как любимейшаго предмета толкований великаго святителя) на церковно-славянском языке было сделано в XVII столетии при киевской лавре, каковое издание воспроизведено в типографии св. Синода в 1894 году. Что касается судьбы творений великаго отца собственно на русском языке, то в этом отношении нельзя не видеть три ясно обозначающияся стадии. Уже с самаго основания при С.-Петербургской духовной академии старейшаго духовнаго журнала "Христианскаго Чтения" (в 1821 г.) творения св. И. Златоуста были главным источником для содержания книжек этого журнала, самым своим названием предполагавшаго преимущественно предметы назидательные, которые и заимствовались по частям из творений этого великаго отца, при чем переводились лишь отдельныя, особенно назидательныя места из них, и только особенно выдающияся и важныя творения, в роде "слов о священстве", явились в целом виде. Так дело продолжалось до 1847 года, когда в виду усилившагося запроса на духовную пищу подобный способ перевода и издания творений Златоуста оказался недостаточным, вследствие чего в С.-Петербургской духовной академии возникла мысль приступить к переводу и изданию не отдельных только мест, а целых творений Златоуста. Эта мысль, нашедшая полное одобрение Св. Синода, была энергично осуществляема корпорацией академии, и в течение следующих двадцати лет книжки журнала постоянно украшались творениями св. Златоуста, которыя вместе с тем издавались и отдельно. Так продолжалось дело до 1866 года, которым закончилась эта переводческая и издательская деятельность академии, частью потому, что большая часть творений были уже переведены, а еще более потому, что наступившия в обществе новыя умственныя веяния отвлекли внимание тружеников духовной науки в другую сторону, и они должны были, оставив разработку положительных истин православно-христианского учения, выступить в качестве защитников этих истин против начавшаго вздыматься против них яраго неверия и отрицания. На таком боевом положении богословская наука находилась в течение почти целых тридцати лет и только теперь опять в обществе начала заявлять о себе потребность в более положительной духовной пище, удовлетворение которой и лежит опять на обязанности высших духовных школ. На встречу этой именно потребности и идет Спб. духовная академия, выступая с "Полным собранием творений св. Иоанна Златоуста", каковое издание представляет собою третью стадию в судьбе этих творений на русском языке.

В виду предположения дать именно "полное собрание" творений великаго отца и вселенскаго учителя церкви, весьма важно знать, какое именно издание подлинника принято в основу этого русскаго издания. Творения св. Иоанна Златоуста имели несколько изданий, о достоинстве которых можно судить по следующему краткому очерку.

Уже вскоре после изобретения книгопечатания на западе стали делаться попытки к изданию творений св. Иоанна, но эти издания большею частью содержали в себе латинские переводы отдельных творений и их частей. Собственно, греческий текст в более или менее исправной форме явился в 1529 году, когда изданы были в Вене - "typis Stephani et fratrum" - беседы его на послания св. ап. Павла с предисловием Максима Доната. Позже за этим изданием, уже в конце XVI и начале XVII века, последовало издание толкований на Новый Завет вообще, сделанное Коммелином, типографом в Гейдельберге, в четырех томах in folio, в 1591-1602 гг. Интерес к творениям святаго отца стал быстро возрастать, и чрез десять лет, именно в 1612 году, явилось великолепное издание уже всех его творений - в восьми толстых томах in folio. Это издание, предпринятое усердием Генри Савилия, напечатано было в Этоне. Савилий, родившийся в 1549 году, был известный в свое время английский ученый, одинаково отличавшийся познаниями в математике и греческом языке, которыя он в течение некотораго времени даже преподавал королеве Елизавете. Король Иаков I предлагал ему повышения в церкви и государстве, но он отклонил эту честь, хотя и принял рыцарство в 1604 г. Около этого времени у него умер его единственный сын и отселе он всецело посвятил себя делу преуспения науки. В Оксфорде он основал на свой счет две профессорския кафедры - по геометрии и астрономии, а также и библиотеку, снабженную математическими книгами для пользования профессоров. Но усладой его жизни в это время было особенно чтение и изучение творений св. Иоанна Златоуста, и он, порешив сделать эти творения доступными и для других, предпринял полное собрание его творений, и не щадил на это издание ни труда, ни денег. Он лично с этою целию побывал во всех главнейших библиотеках Европы, изследовал находившиеся в них манускрипты, и благодаря любезности и содействию английских посланников, а также и выдающихся ученых за границей, нанятым от него переписчикам открыт был доступ в библиотеки Парижа, Базеля, Аугсбурга, Мюнхена, Вены и других городов. В основу издания он положил печатный экземпляр Коммелинова издания, причем, тщательно сравнив его с пятью манускриптами, разночтения их он отмечал на полях (хотя и не совсем по ясному плану). Главное значение этого издания стоит в предисловиях и примечаниях, из которых иныя сделаны Казаубоном и другими учеными того времени, хотя лучшия из них принадлежат самому Савилию. Все расходы, потребовавшиеся для исполнения этого великолепнаго издания, восходили до 8,000 фунтов стерлингов, что на наши деньги составит более 80,000 рублей. Жена самоотверженнаго ученаго была так недовольна такими громадными расходами на непонятное ей издание, равно как и необычайною его преданностью этому делу, что не раз грозила даже сжечь все издание.

В издании Савилия творения св. Иоанна Златоуста явились только в своем греческом подлиннике. Этим оказана была громадная услуга науке и ученым ея представителям, а также и тем немногим избранникам, которым доступен был греческий язык. Для огромнаго же большинства даже образованнаго общества это издание было недоступно. Оно нуждалось в переводе, если не на народный, то хотя бы, по крайней мере, на общераспространенный на западе язык латинский. Вот почему не замедлило появиться и такое издание. Этот труд принял на себя французский ученый Фронтон Дуцей, который независимо от Савилия, но в дружелюбном взаимообщении с ним порешил не только сделать издание полнаго собрания творений св. отца, но и снабдить их латинскими переводами, причем в тех случаях, когда не оказывалось на лицо хорошаго латинскаго перевода известнаго творения уже из существующих, он делал таковой самолично. Смерть его прервала этот почетный труд, который, однако, через несколько времени принят был на себя двумя братьями Фредериком и Клодом Морель, и закончен последним из них в 1633 году. Это собрание издано было в Париже в 1636 году - в двенадцати больших in folio томах. В основу издания опять положен был печатный экземпляр издания Коммелина, и хотя в нем также были допущены некоторыя изменения, но меньше, чем это было в издании Савилия.

Таким образом, издание творений св. Иоанна имело уже не малую историю и на него положено было не мало трудов. Дуцеево издание, как разсчитанное на широкий круг читателей, именно способных понимать латинский язык (а он доступен был всем более или менее образованным людям того времени не только на западе, но и в России), действительно разошлось скорее, чем Савилиево; чрез несколько десятилетий стала чувствоваться потребность в новом издании, и оно совершено было ученым бенедиктинцем Бернардом Монфоконом. Автор этого знаменитаго бенедиктинскаго издания состоял сначала на военной службе, но уже в 20-летнем возрасте оставил эту службу и поступил в Бенедиктинский монашеский орден, где нашел свое истинное призвание и сделался одним из знаменитейших литературных деятелей не только своего, но и последующих времен. В 1698 году бенедиктинцы закончили предпринятыя ими издания творений св. Афанасия и блаж. Августина и, вслед затем, начали делать приготовления к полному изданию творений Златоуста, которому они порешили посвятить целых тридцать лет. Монфокон с его начитанностию в святоотеческой литературе оказался в этом деле незаменимым человеком. Он послан был в Италию, где, в течение трех лет, занимался разбором рукописей в библиотеках. По своем возвращении он испросил себе у начальников ордена позволения взять с собою четырех или пять человек братии для сверки манускриптов в королевской библиотеке в Париже, равно как и в известнейших библиотеках частных лиц. Труды их продолжались более тринадцати лет; открыто было в названных библиотеках более 300 манускриптов, в которых содержались различныя части творений Златоуста. Монфокон между тем вошел в сношения с учеными различных стран Европы, чтобы, при помощи их, достать еще больше материала и произвесть дальнейшую сводку и сверку манускриптов. Результатом этого было то, что, после более чем двадцатилетняго непрерывнаго труда, Монфокон произвел издание, в котором многия творения впервые увидели свет, а другия, остававшияся неполными в прежних изданиях, представлены были в их законченном виде. Но труд был так громаден, что, не смотря на все усилия, текст есть наименее удовлетворенная сторона издания. Работавший уже в новейшее сравнительно время ученый англичанин Фильд открыл, что восемь главных манускриптов, служивших основой издания, не подвергнуты были достаточно тщательной сводке и что хотя в нем рекомендуется особенно издание Савилия, однако в действительности издатель более следовал изданию Мореля (Дуцея), которое представляло собою почти не более, как воспроизведение первоначальнаго Коммелинова издания. Главное значение этого издания состоит в предисловиях, написанных Монфоконом в каждой серии бесед и к каждому отдельному творению, при чем в них полно и обстоятельно обсуждается хронология, содержание и характер творения. В хронологическом распорядке творений издание Монфокона также делает большой шаг вперед по сравнению с изданиями Савилия и Дуцея, которыя даже вообще и не пытались установить этой порядок. В последнем XIII-м томе содержится жизнеописание св. Иоанна Златоуста, весьма объемистый указатель, а также и ряд разсуждений касательно учения, дисциплины и ересей, существовавших во времена Златоуста, причем эти разсуждения поясняются и подтверждаются изречениями, собранными из самых его творений. В общем это издание нельзя не признать чудесным памятником способности и предприимчивости знаменитаго издателя, особенно если принять во внимание, что ко времени завершения труда Монфокону было уже 83 года от рода и он более пятидесяти лет проработал над литературными трудами всякаго рода. Он умер в 1741 году, а его труд переиздавался и после него, причем последнее издание было сделано в Париже в 1839 г.

Наконец, последнее полное издание творений св. Иоанна Златоуста сделано аббатом Минем, известным издателем знаменитой Патрологии латинских и греческих отцов церкви. Жак Поль Минь (Migne) родился на заре нашего века - в 1800 году и прославился своей знаменитой книгопечатней, основанной в Птит-Монруже, близ Парижа, которая сделалась колыбелью многочисленных богословских и главным образом патристических творений. Его знаменитая Патрология [2], начавшая выходить в свет с 1844 года, составила две огромныя серии в 379 томов чрезвычайно убористой печати, при чем латинская серия заключала 217 томов и греческая 162 тома. В последнюю, вышедшую в двойном греческом и латинском тексте, вошли и творения св. И. Златоуста (с XLVII тома греческой серии). Это его новейшее издание творений Златоуста состоит из 13 томов (Париж 1863 г.) и в общем представляет собою воспроизведение бенедиктинскаго издания, хотя имеет более удобную, сподручную для пользования форму и заключает в себе некоторыя из лучших исправлений, примечаний и предисловий новейших толкователей и издателей, напр. из ученых трудов Фильда в его критическом издании Бесед на ев. от Матфея, при чем не мало в этом издании сделано и самим ученым аббатом-издателем.

Таким образом, издание Миня, положенное и в основу предлагаемаго в русском переводе полнаго собрания творений св. Иоанна Златоуста, есть, так сказать, результат всех предшествующих ученых работ, и как поэтому, так и вследствие своей удобной формы, при чем греческий и латинский тексты следуют страница за страницей, это издание есть самое распространенное и общеизвестное, и нет такого более или менее образованнаго богословски человека, который бы так или иначе не соприкасался с этим изданием и не был бы знаком с его формой и содержанием. Делаемое в русском издании указание на страницы или - вернее - столбцы издания Миня [3] представляет немалое удобство для русских читателей, которые захотели бы проверить известныя места по подлиннику, как к этому особенно часто приходится прибегать молодым студентам-богословам при составлении своих курсовых диссертаций.

Издание Миня, к сожалению, подверглось бедственной участи: в 1868 году весь не распроданный запас его сгорел вместе со всей типографией, так что экземпляры его не особенно доступны теперь и колеблются в цене от 180 до 200 марок, т. е. около ста рублей на наши деньги. Но и эта цена в сущности не особенно высока, если принять во внимание огромную массу содержащагося в нем материала.

Полное русское издание при данной ему постановке для подписчиков духовно-академических журналов будет стоить почти в десять раз дешевле [4].

Что касается русскаго перевода, то в этом отношении приложены все старания к тому, чтобы сделать его возможно более точным при передаче подлинника. Конечно, чтобы достигнуть совершенства, для этого даже и переводчикам и справщикам нужно бы обладать тем изумительным богатством, чудесною силою и легкостью языка в выражении мыслей и чувств, какими обладал сам великий святитель - автор этих творений. Но это требование неосуществимо, даже по различию самого духа греческаго и русскаго языков; поэтому редакцией принята более скромная задача - возможно точнее воспроизводить мысли и даже обороты подлинника, так чтобы при чтении этих творений невольно чувствовался лежащий в основе их греческий подлинник. В тех случаях, когда дух русскаго языка требовал бы выражений, заставляющих отступать от подлинника, редакция, следуя мудрым правилам приснопамятнаго святителя московскаго Филарета, всегда предпочитала давать первенствующее право подлиннику, хотя бы это было отчасти в ущерб правам русскаго языка. Творения святых отцов - такой великий литературный памятник, что каждое слово в них имеет полное право на неприкосновенность, даже в новейших переводах.

В заключение с чувством глубокой признательности можем заявить, что архипастыри отечественной церкви отнеслись к этому изданию с тем просвещенным сочувствием и благословением, с которыми они встречают всякое предприятие, содействующее духовному просвещению и религиозно-нравственному воспитанию вверенного их попечению православнаго народа. Это высокое сочувствие служит лучшим поощрением для тружеников духовной академии и прочным ручательством за успешное доведение предпринятаго ими крупнаго издания до желанного конца.

[1] Подробнее см. об этих сборниках у А. С. Архангельскаго: К изучению древнерусской литературы. Спб. 1888 г., стр. 53 и след. О "Златоструе" собственно см. специальное сочинение В. Малинина: Изследование Златоструя по рукописи XII века Импер. публичной библиотеки.

[2] Cursus Patrologiae completas seu bibliotheca universalis, integra, uniformis, commoda oeconomica ss. partum, doctorum scriptorumque ecclesiasticorum... accurante J. P. Migne. Petite Montrouge.

[3] В данном электронном издании эти указания не приводятся. (Прим. подготовителя эл. издания)

[4] В новейших переводах полное собрание творений св. И. Златоуста имеется только на французском языке. На немецком, английском и других европейских языках есть только "избранныя" творения великаго святителя. Таким образом русское издание будет вторым полным переводом во всем христианском мире.

 

Календарь

<Март 2012>
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2628293031