Главная > Творения святых отцов > Макарий Египетский. Новые духовные беседы > Глава XXVII

Глава XXVII



1. Возлюбленные наши братья алчут и жаждут слова истины, с великой любовью желая слышать его. И хотя сами мы неученые простецы, но они радуются, с охотой и любовью приемля слово Божие, и Святой Дух радуется этому, потому что собственное Его слово звучит в мире сем. Ведь если и неразумен владенец, неспособный еще заговорить материнским языком, но сама мать, подхватывая слова ребенка и вторя ему, говорит с ним, и радуется мать, когда младенец промолвит слово к ней, и взирает на ребенка с любовью. Так и мы, пусть и неразумными оказываемся перед беспредельной и непостижимой Господней славой и державой и ведением, не умея по достоинству преподать или высказать духовные тайны, все же благодать Духа, мать святых, радуется, когда в мире звучит слово о ней. И чада, рожденные от Духа, ни в чем не имеют успокоения и веселия, кроме как в том Слове, от которого они рождаются. Ведь каждое из существ, в каком отечестве и в каком месте оно родится, в том и успокаивается и радуется. Есть различные твари, и у каждой твари свои порождения. У земли есть все растения, произрастающие на ней, и живорожденные существа, звери и змеи и скоты, или иные животные. Подобно тому воды имеют свои порождения, великое разнообразие рыб. Точно так же и воздух обладает в себе великим множеством и разнообразием птиц, и опять же небо имеет свои порождения, звезды и то, что над небесами. И не подобны ни они сами друг другу, ни их порождения: один вид и дин образ жизни у небесных существ, а другой у земных; и если что не рождено от какой сущности, а захочет пойти жить в том, от чего не родилось, то постигнет его удушье и смерть и гибель. Так рыбы моря, если захотят жить на земле, то погибнут, потому что не от нее рождены; четвероногие порождения земли, если захотят проводить свою жизнь в воде, задохнуться и умрут, потому что не там они рождены; птицы небесные, если устроят свое местопребывание на земле, оставив воздушные пути, будут истреблены зверьми и змеями, а то и людьми. Ибо каждое существо, в какую природу и стихию и в какой мир оно рождено, там оно живет и успокаивается. Но так же вот и детей Духа Слово Божие свыше греет и успокаивает и питает, мирское же слово удушает и изводит и мертвит. Потому что ни в чем не сообщаются и ни в чем не подобны между собой слово Бога и слово мира.

2. Божие Слово есть Бог (Ин 1, 1), а слово мира есть мир, и большое различие и расстояние есть между словом Божиим и словом мира и между детьми Бога и детьми мира. Всякое порождение подобно своим родителям. Если захочет порождение Духа предать себя слову мира и делам земли и славе века сего, то умирает и гибнет, не имея возможности найти в них успокоение истинной жизни. Ведь настоящее успокоение его в том, от чего оно рождено; и задыхается, как говорит Господь, и делается бесплодным (Мф 13, 22) тот, кого после Слова Божия охватывают житейские заботы и опутывают земные путы. Точно так же и одержимый плотским желанием, то есть человек мира, если услышит слово Божие, то задыхается и слово безумеет. Ибо привыкшие к злому лукавству, когда слышат о Боге, огорчаются в своем уме, словно обличенные горьким поучением, как и Апостол говорит: душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что это для него безумие (1 Кор 2, 14); и пророк: стало им, говорит он, слово Божие как рвота (Ис 28, 13). Видишь, что для какого века не рожден человек, в том веке он жить не может.

О том же можно сказать и иначе. Если плотский человек позволит себе перемениться, то от этого он сперва умирает и становится бесплодным (Мф 13, 22) для прежней и ветхой жизни в мирском лукавстве, а потом может ожить в слове Божием. Хотящий перейти к другой жизни должен возродиться из прежней злейшей жизни. И как если человек охвачен болезнью или лихорадкой и тело его, вот, повержено на постели и не в силах совершить никакого житейского дела, но язык говорит о работах и ум не покоится, хлопоча и заботясь о делах, и врача человек зовет, посылая за ним друзей своих, — таким же образом душа, от преступления заповеди впавшая в немощь страстей и ставшая бессильной, если придет к Господу и уверует в помощь Его и отречется от прежней злейшей жизни, то, хотя и распростерта эта душа в греховной немощи и не может по- настоящему исправить никакого дела жизни, все же заботиться о жизни и скорбеть и взмолиться к Господу и взыскать истинного Врача она должна и может.

3. И неверно говорят иные, сбитые с толку ложными учениями, будто раз человек умер духовно, он и вообще уже ничего не может сделать хорошего. Ведь и младенец, если даже никакого дела не может исправить, да и своими ногами прийти к матери бессилен, все равно ползет, кричит, плачет, ища матери; и умиляется довольная мать и радуется, что неразумное дитя зовет ее с усилием и криком, и хоть не может младенец подойти к ней, однако, видя великое стремление и желание ребенка, мать сама, охваченная нежностью к нему, подходит и ласкает и кормит его с большой любовью. О хотя приняла мать ребенка, он все еще не успокаивается, но горюет, пока, подняв его на руки, она не даст ему сосцы, чтобы напитать его своим молоком, и тогда, наконец, текущие источники молока веселят младенца. И все-таки, пусть и успокоен ребенок и взят матерью и к сосцу приближен и вкушает сладость ее молока, он еще плачет, что не скоро мать пришла и успокоила его, но допустила ему долгое время плакать. И если кто положит перед этим ребенком тысячи кушаний или золото или серебро или иное что, ничему этому он не радуется, ничто его не утешает и не развлекает, кроме как только грудь матери; при виде ее он успокаивается и получая из нее пищу веселится и от предвкушения ее радуется и ликует.

4. Точно так же и в каждом из видимых земных существ, вплоть до бессловесных, птиц или четвероногих, природа надлежащим порядком хранит нежность и заботу о детях и привязанность и любовь детей к своим матерям. Так, если возьмем пример с птиц, ласточка делает свое гнездо, оберегая его от змей, где-нибудь вверху на возвышеннейших местах и там вскармливает и греет своих птенцов, и никакой зов людей или зверей или иного чего не привлекает и не волнует малых птенцов в гнезде, и только когда услышат голос матери, сразу приподымаются и кричат, ища ее. Ласточка же, повсюду перелетая по воле своей, приносит пищу своим чадам и, размягчив ее и усладив, подает им, чтобы они подобающим образом и на пользу себе смогли напитаться. Так же и души, пребывающие в мирском неразумии и не могущие по истине совершать дела жизни из- за сковавшей их силы зла, но вопиющие и ищущие поддержки Божией и несущие многий труд и имеющие великую любовь к вечной жизни, небесной матери, Духу Святому, с плачем и воплем ищущие ее, не успокаивающиеся ничем в этом мире и только в причастности Духу имеющие успокоение и питание и наслаждение: сама благая и небесная мать, благодать Духа, придя к этим ищущим ее душам, принимает их в свои объятия и духовной и небесной пищей сладостного и желанного и святого и разумного и безобманного молока (1 Петр 2, 21) согревает их, день ото дня возрастающих умным возрастом и достигающих ощущения и познания небесного Отца, пока наконец они, возросши до совершенной меры и придя, по слову Апостола, в единство веры и познания Сына Божия (Еф 4, 13), не приобщатся к вечной жизни.

5. Конечно, только Сам Господь по Своей доброте и благоволению может собрать рассеянные в мире помышления души в один обращенный горе и боговдохновенный помысел. Ибо как молоко растекается, будучи жидким, и расслабленно льется в кувшин, но когда оно заквашено, то сбивается в некую единую твердость и плотность, и подобно тому  мука  рассыпается  из-за  своей истонченности, когда же вложена закваска (как Господь внушал нам, сравнивая с Царством Небесным три меры муки, доколе, говорит Он, не вскисло все, Мф 13, 33), то с помощью воды собирается воедино рассыпчатая мука; и кто может сделать ее плотной и пригодной в пищу людям, чтобы она стала хлебом, если не единственно только огонь?   Таким же образом и душа, наподобие муки рассыпавшаяся среди великой рыхлости и водянистости мира из-за наклонности и привычки к страстям и истончения помыслов: кто может воссоединить рассеянные ее умствования и восстановить твердый и божественный и прямой помысел, если только через веру души сила благодати и небесный духовный огонь своим испытанием не восстановят ее в целомудрии, сделав угодной Небесному Отцу, так чтобы она могла стать достойной Царства Небесного? Равно и пастух рассеянных овец (Ин 11, 52) собирает своим зовом в одно стадо, и они следуют за ним, сплотившиеся друг ко другу и им ведомые (Ин 10, 16). Увы тому стаду, которое не имеет водителя, ведущего его на добрые пастбища, какие он знает, потому что оно будет погублено волками и хищниками. Увы душе, которая не имеет в себе надежного водителя и пастуха помышлений ее Христа, потому, что, рассеявшись помышлениями, она будет пожрана чудовищными волками и хищниками, духами злобы.

6. Слово имеет смыслы телесные и духовные, потому что мы имеем и тело и душу; потому все эти наши уподобления как во внешнем телесном значении относятся ко всей Церкви, так могут и относительно каждого человека мыслиться духовно, говоря о собирании и единении душевных помыслов. Опять же в другом смысле можно понимать и обилие зерна в колосьях. В самом деле, мы видим, что, рассеянное по многим земельным угодьям и полям, оно свозится отовсюду на один ток; потом, когда его дают топтать и попирать скоту, колос с зерном обмолачивается; и кто может отделить солому от зерна, если не повеет дуновение ветра и не отделит одно от другого? Таким же образом кто может душу, рассеянную и рассыпанную по полям мира в блуждении страстей века сего, собрать на току сердца и отделить от нее примешавшийся грех лукавых помышлений, если только не повеет на нее небесным Духом Христовым? Евангелист говорит: лопата Его в руке Его, и Он очистит гумно Свое и соберет пшеницу Свою в житницу, а солому сожжет огнем неугасимым (Мф 3, 12).

Воззовем же и мы и будем молить Господа днем и ночью, в труде сердца и любовном томлении ища Его Одного, не успокаиваясь ни на чем в мире (будь то удовольствие, или слава, или власть, или что другое), только к нему стремясь, чтобы Он собрал рассеянные наши помышления; чтобы, сподобившись посещения и заботы Его и поддерживаемые Им и питаемые, мы стали достойны вечной жизни; чтобы он хранил нас в небесной стране, словно провеянное до чистоты зерно.  Ибо как работник или земледелец, оставив лес и растения и травы, переходит к возделыванию и сбору зерна (ибо он знает, что здесь его прибыль и успокоение), так и добрый и истинный Земледелец жизни нашей Господь во втором пришествии, оставив и презрев все языки с их вещественным и мирским образом мысли как не бывшие Ему во благо, придет к домашним Своим и верным и друзьям и лишь Его любящим и как доброе зерно в житницу жизни Его приготовленным и лишь их соберет в небесное Царство Отца, прочих же бесплодных людей, презрев, как траву никчемную, предаст огню, — тех, кто не сотворил Его волю. Постараемся же и мы во всяком добром образе жизни и соблюдении святых Его заповедей всегда держаться всех заповедей жизни и сподобиться причастия Духа, чтобы, сделавшись словно зерно чистое, мы удостоились быть собранными Им в Царстве.

 

Календарь

<Октябрь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
101112131416
17181920212223
24252627282930
31