Главная > Творения святых отцов > Макарий Египетский. Новые духовные беседы > Глава VII

Глава VII


1. Как идущее в пищу людям животное надо сначала забить, после снять с него шкуру с шерстью, по рассечении отмыть лежащие во внутренностях нечистоты, опять же смыть водой более тонкие и с трудом удаляемые нечистоты так называемого второго желудка, скрытые в складках этого второго желудка, затем сырое мясо поставить на огонь и долго варить, только тогда оно делается вкусным и годным для потребы и утехи господина, — тем же образом и христианин, выйдя из мира и как бы умерев для прежней злой жизни и словно шкуру с шерстью и кровью совлекши мир, убивает внутри себя также еще и зловонные нечистоты греховных помышлений, навыки злых дел, как явные и мерзкие, равно и другие, более тонкие и незаметные страсти, с трудом постижимые. Да, всякий, кто хочет стать совершенным христианином, должен умертвить себя для злых дел мира, какими он занимался прежде, и, как шкуру с шерстью, совлечь снаружи этот мир, совершенно выйдя из него и окончательно от него отрешившись, а потом после рассечения (то есть посещения Божией благодати) отмыться двояким образом изнутри в сердце от скверны лукавых помышлений — от явных и от более тонких и неудобно постижимых страстей, — и тогда; опалившись в небесном огне Святого Духа, отложив всякую сырость произволения и пройдя полноту совершенного преображения, предстать годным и приготовленным к небесной трапезе на радость небесного Царя, наследником Царства, как говорит Господь в Евангелии: "Моя пища — творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его" (Ин 4, 34).

2. Но как агнца древле, в законе, осматривали, нет ли в нем порока (Лев 22, 20-25), и тогда только он поступал для принесения в жертву и с растоплением на огне жира животного и его тука предлагался всесожигаемой жертвой Богу "в приятное благоухание" (Лев 8, 21), так и здесь ныне душа, хотящая представить себя саму и свое тело в жертву живую, святую, благо- угодную Богу (Рим 12, 1), осматривается небесным первосвященником Христом, нет ли в ней порока; и если имеет духовную тучность, которую приобрела через благие законы поучений, благодати и добродетели, то поистине всесожигаемой и живой жертвой в духовном огне через истинного первосвященника Христа возносится к Отцу Небесному в живое Царствие Небесное, удостаиваясь быть наследницей вечных благ. Надо поэтому каждому во всем всегда проверять и испытывать самого себя, гражданствуешь ли по слову истины и идешь ли по следам Господа (или пусть тебя проверяют и испытывают духовные мужи), и всегда искать людей, возвещающих слово истины и крепко держащихся христианства "делом и истиной" (1 Ин 3, 18). Как одни из многих поданных людям для питья чаш налиты сладчайшим вином, а другие наполнены простой водой, и это можно ясно видеть (ибо те, что налиты вином, дают пьющему сладость, силу и веселье), — так из многих преподносимых людям в миру хитроумных рассуждении и мудростей есть идущие свыше, веселящие душу небесным весельем и ведущие ее к доброй перемене, говорящие от Святого Духа и приправленные благодатью, гласящие живым голосом сердца, а не поящие толпу разбавленным пойлом, пустым треском языка, дающие чуткой душе силу и божественный покой через полученную ими благодать и вселяющие в людей подобную же святость благодати. Их-то и надо разыскивать и находить, — говорящих, как мы сказали, в Духе от живого сердца, и тех держаться, от кого можно действительно получить божественную пользу, истинных разумников в Господе, а не в мире, о которых написано: разумного, если увидишь, ходи к нему с раннего утра, и пусть твоя нога истирает пороги его дверей (Сир б, 36); ибо слушающий их через близость к ним со временем может им уподобиться.

3. Как в этом мире есть многие, приобретшие в дому большой достаток, а не выказывающиеся всем и перед толпой умеряющие себя, ничуть не выхваляясь, ни имуществом, ни домами, ни различной утварью, ни слугами, ни скотом, но со всей предосторожностью держащие свое богатство сокрытым; и как есть много других, которые совершенно никакого достатка не нажили, однако, выставляя напоказ множество утвари и, расписывая свои дома, заставляют предполагать о себе, будто они владеют большим достатком, и, кажущимся великолепием вводя толпу в заблуждение, слывут за богатых, будучи бедными и нуждающимися, — так и среди христиан есть приобретшие внутри себя на деле небесное сокровище Духа, но они не показывают этого всем, а таятся, смиряя себя и не желая, чтобы узнали, кто они; и есть другие, которые из-за какой-то малости видимых добродетелей, поста, или бдения, или молчания, или слова мудрости, или чего подобного хотят считаться духовными, не имея духовного действия и силы. И, по тому же примеру, как человек, который держит в тайне свое большое богатство, если захочет пустить в ход часть своих денег, то без труда скупает все владение выказывающего себя богатым и желающего слыть не тем, что он есть, а если откроет свое богатство и явно предстанет всем, то в великой зависти восстанет на него толпа, откуда-де этот явный нищий вдруг взял такое богатство, и начнет вводить его в общественные расходы и большой ущерб, да и воры и грабители днем и ночью подстерегают такого, чтобы отнять и растащить его добро, и ему отовсюду грозят нежданные опасности, ущерб и беда, пока он не получит от царя какого-либо чина или власть, — поэтому разумный человек, таящий у себя великое сокровище, чина же не имеющий, скрывает со всей предосторожностью свое богатство, чтобы не открыться толпе и не подпасть людской зависти или козням, не погубить вместе со своим богатством и жизни, если же он получит из царских рук достоинство какого-нибудь начальнического положения или власти, то, хотя и раскроет богатство своих сокровищ, страха не имеет, а даже гордится скупкой больших имений, постройкой великолепных домов, приобретением множества домашних служителей и тысячи различных животных на свои деньги, и не боится грабительского нападения, получив от царя власть оружия на врагов и злодеев, благодаря своему чину собирая к богатству большее богатство и прилагая через все приобретения деньги к деньгам, пока не станет почти весь золотым и, в конце концов, уже и не знает, сколько приобрел, — так и христианин, найдя в себе духовное дарование и радуясь утешению Божьей благодати, пусть надежно таит в себе духовное утешение или знание небесных таинств, не тщеславясь и не выказывая себя ближним, да не будет начисто разорен благовидно крадущими невидимыми грабителями и не подпадет злой зависти, пока не возведен Небесным царем в какое - либо духовное достоинство. Управители тайн Божиих (1 Кор 4, 1), поистине могущие подавать помощь душам и на это поставленные от Духа, — они, неотъемлемо приобретшие небесное богатство во владение, по праву возглашают, нехвастливо и нетщеславно. Ибо сказано: "Так мы и говорим, угождая не человекам, но Богу, испытующему средца наши" (1 Фее 2, 4); и еще: "Проповедуем перед Богом, во Христе" (2 Кор 2, 17). С такой жаждой должны христиане стараться о лучших и больших духовных дарах, ненасытно желая небесного богатства, и так алкать и жаждать правды, то есть совершенной и непрестанной любви духа (Рим 15, 30), в которой наставляет блаженный Павел, увещевая получивших великие дарования не успокаиваться на приобретенных духовных благах, но с жарким молением ревновать о приобретении того, от чего уже нет отпадения, — а это и есть совершенная и непрестанная любовь духа, вобравшая в себя все дарования и больше того, открытая апостолом перед учениками как превосходнейший путь (1 Кор 12, 31). У достигших такой веры и злые страсти упразднились (как сказано: "Любовь не завидует, не надмевается, не бесчинствует, не ищет своего, не мыслит зла" и прочее, 1 Кор 13, 4-5) и живой источник Духа непрестанно и неослабно изливается в них из божественной бездны, как сказано: "Кто будет пить воду, которую Я дам ему, в том откроется источник воды, текущей в жизнь вечную" (Ин 4, 14), всегда влекущей ум к небесным неизреченным таинствам и поднимающий его от славы к славе, из веков в веки, от таинств к таинствам, от сил к силам, от утешений к неизъяснимым утешениям, от добродетелей к добродетелям, от надмирных светов к над небесным светам.

5. И помыслы такой души, беззаветно радеющей о божественном и высшем, горят духовной любовью и неудержимой тягой ко все более славным и светлым красотам духа, томятся неутолимой любовью к небесному жениху (Песн 2, 5) и, так сказать, вконец расточая малое, рвутся к возвышеннейшему и величайшему, чего уже больше ни словами не высказать, ни человеческим разумом не просветить. И это подобно вот чему: как царский сын, или дочь, роскошествуя, отбрасывает родительские драгоценности и ищет еще более редкостных, скажем, вместо серебряной посуды домогается золотой, вместо сияющих и дорогих шелковых одежд выбирает усеянные драгоценными камнями и расшитые золотом, вместо вина старого и хорошего желает еще более старого и дорогого, в желании чего-то лучшего самые роскошные вещи презирает и словно отметает их разом, требуя чего-то намного более прекрасного от родителей, — так истинно царственные души, удостоившиеся стяжать царственного и владычественного Духа, вобравшие в себя неизменную силу любви и томящиеся безупречным влечением к небесному жениху, уже не теснимы порочными страстями. Через великие труды, усилия, долгое подвижничество и совершенное борение с верою они отмыты Духом от темных страстей, всегда восхищены небесными духовными таинствами и увлечены разнообразием Божией красоты, в великой жажде ища все лучшего и величайшего. Ибо в божественном Духе заключена разнообразная и неисчерпаемая, неизреченная и непомыслимая красота, открывающая себя достойным душам на радость и наслаждение, и жизнь и утешение, чтобы чистая душа, томящаяся ежечасно сильнейшей и пламенной любовью к небесному Жениху, никогда уже более не оглядывалась на земное, но была всецело объята влечением к Нему.

6. Христианской душе, причастившейся благодати, надо, поэтому не успокаиваться и не убеждать себя, будто она уже чего-то достигла, но, взирая на поставленную апостолом цель, о которой мы говорили, напрягаться в постоянном и неотступном борении и труде с верою, чтобы встретить обетованную совершенную духовную любовь, которая изгоняет страх, как сказал Иоанн (1 Ин 4, 18); надо всегда алкать и жаждать правды и, всегда, словно бы еще только начиная, хранить в себе такое расположение ради преизобильного духовного богатства (Еф 2, 7), возвещенного верующим, — чтобы, так храня себя, благочестивая душа в неудержимом влечении к высшему и приобретенных благ не погубила, и вместила те небесные блага, каких еще не имеет. Ибо христианин не должен как наемник и раб выгадывать свою пользу, увиливая от трудностей; только поработав Отцу до конца со всей преданностью и охотой как сын и наследник, он получит часть в Отчих владениях.
Все в веке сем, от царя до попрошайки, кажется, наслаждаются жизнью, и каждый убежден, что живет, но если сравнить жизнь и сытость богатых с жизнью бедных, то найдешь большое различие. Сравнивая по наслаждению роскошью разных яств, всяких вин, пестрых одежд, золота, серебра и остального имущества бедняка с богачом, сочтешь первого против второго мертвецом; богач знай, перебирает свое золотое сокровище в перстах да считает' монеты, а бедный и медную полушку найдя в навозе, не постыдится нагнуться и взять ее по крайней своей нужде. Словом, если сравнишь жизнь бедного с богатой, сочтешь ее все равно, что небытием против бытия, все равно, что смертью против жизни. Так и в духовном. Все почитают себя христианами за исповедание веры в Христа или за какие-нибудь малые добродетели, но мало настоящих христиан, богатых Святым Духом, наслаждающихся разнообразной роскошью благодати, согреваемых небесной духовной любовью, украсивших душу разнообразными одеяниями небесных даров, не в исповедании только и голой вере, но в силе и действии духа принявшие христианство, непрестанно в перстах души перебирающие умом небесное золото (то есть знание и изъяснение духовных тайн); вот кто истинные христиане. И если сравнишь занятие их ума и жизнь их души с занятием и жизнью тех, найдешь великую разницу, словно у живых против мертвых. Те, бедствуя в страшной нищете мирского духа, лишенные силы небесного богатства, со спутанным от страстей умом, едва и одну добрую мысль в себе найдя среди скопища дурных, успокаиваются, устраиваются на жизнь в своей нищете и довольствуются простыми одеждами малых добродетелей, не имея духовного действия божественных добродетелей, — как и Господь, явил, что будет большое различие между истинными поклонниками и всеми, кто напоказ поклоняется поверхностным и внешним поклонением, поклоняется не в духе и истине, когда Он сказал: "Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух: и поклоняющиеся ему должны поклоняться в духе и истине" (Ин 4, 23-24); в этих словах он отделил небесных царских приближенных и богатых в Духе от бедствующих в страшной нищете греха, которые через исповедание веры в Христа кажутся живущими, однако богатой жизнью действия в духовной силе не живут.

7. Как образ тела имеют все, только у одних тело здорово и невредимо, а у других болезненно и увечно, да и в самих страданиях тела есть большое различие: одни страдают, имея явственные раны, а другие, очевидных ран не имея, носят страшную немочь в теле, уже и двигаться не в силах и по виду их тело кажется здоровым, по мучению же и по совершающемуся в них изменению их страдание много тяжелее и трудноизлечимее, чем у пораженного явно, — у того раны на виду, и если придет к врачу, скорее удостоится исцеления, тогда как все тайные страдания тела страшнее и трудноизлечимее явных, — так и христиане. Многие воображают себя здоровыми (то есть духовными), хвалясь какими-нибудь внешними и телесными добродетелями, внутри же одержимы страшными тайными болезнями; а другие, охваченные явными пороками и в глазах толпы негодные и отверженные (как для фарисея мытарь), если обратятся к истинному врачу Христу, то, приблизившись к Нему, получат исцеление быстрее тех (как тот мытарь пошел, по Евангелию, более оправданным, чем фарисей), ибо по внутреннему человеку они не так глубоко поражены, как одержимые скрытыми пороками, например самомнением, или превознесением, или надмением, или неверием, или высокомерием, или мечтанием, или лицемерием, или трусостью, или постыдными помыслами и подобным. Человек, по слову пророка, смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце (1 Царств 16, 7). Впрочем, надо искать, чтобы и извне, и изнутри человек стал здоров через Божию благодать и собственную волю к борьбе; тогда он удостоится стать наследником Царства в Иисусе Христе, Которому слава и сила во веки веков. Аминь.

 

Календарь

<Октябрь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
101112131416
17181920212223
24252627282930
31