Главная

Главы 17-24



Глава 17
Но кто такое богатство в своей душе носит и, вместо того чтобы носить в своем сердце Дух Божий, носит золото и серебро, свое имущество постоянно усиливаясь до безмерности увеличить, постоянно имея в виду большее, тот уклоняется в сторону и запутывается в сетях мира. У состоящего землей и в землю имеющего возвратиться, откуда у него возьмутся стремления к Небесному Царству и мысли об оном, у него - человека, в своем теле носящего не сердце, а серебро и металл? Не по необходимости ли он имеет там оказаться, куда направлены были его стремления? Потому что куда обращены расположения сердечные, там и сердце (Мф. 6: 21). Сокровищ же Господь знает два вида. Одно доброе, потому что добрый человек из добрых запасов сердца износит доброе; другое - дурное, потому что дурной человек из запасов дурного и износит дурное; от избытка сердца говорят уста (Мф. 12: 34-35). Как в словах Господа, а равным образом и у нас (т.е. слова Господа подтверждаются и собственным нашим опытом), - не об единственном сокровище идет речь, которое будучи найдено дает неожиданно великую прибыль, но и о другом, ни на что непригодном, нежеланном, предосудительном и вредном. Подобно этому и богатство отчасти есть нечто доброе, отчасти же злое, потому что богатство и сокровище одно от другого не могут быть отличаемы (т.е. по своей природе оба тождественны; и что Господь о сокровище говорит, то имеет приложение и к богатству). Одно из богатств стоит того, чтобы приобретать его и удерживать, другое не стоит приобретения и неприемлемо. Но точно так же и бедность достойна прославления, конечно, духовная. Потому Матфей и прибавляет: Блаженны нищие, но какие нищие? В духе нищие. И опять: Блаженны алчущие и жаждущие праведности Божией. Следовательно несчастны, наоборот, бедные, не имеющие части в Боге; и еще несчастнее бедные, не получающие своей части из человеческих богатств, и через то не имеющие возможности издерживать оные так, как требует того праведность Божия.


Глава 18
Оттого богатым, для которых труднее доступ в Царство, должно разумно относиться к данному изречению Господа, а не связывать с этим смысла грубого, с другими изречениями Господа несогласимого и плотского. Не в этого рода смысле сказано то слово Господом и не на внешнем чем-либо утверждается спасение: мало ли этого внешнего или много, незначительное нечто оно представляет собою или великое, блестящее или невидное, достойное похвал или темное, - а на душевной добродетели, на вере, надежде и любви, на братолюбии, мудрости и кротости, смирении и истине, наградой за которые - спасение. Потому что не из-за красоты своего тела тот или другой жизнь себе обретет или из-за безобразия его оной лишится; но один, который данным ему телом пользуется целомудренно и богоугодно, в себе будет жизнь иметь, другой же, храму Божию вред причиняющий, оный разорит (1 Кор. 3: 17). Но и безобразный может утопать в роскоши, и красивый быть воздержным. Не силой и величиной тела, создается жизнь, и не отражаются они на его членах и вредом; душа, пользующаяся ими, состоит причиной или жизни, или гибели. "Переноси терпеливо, - заповедует Господь, - если кто-либо тебя в лицо ударит" (Мф. 5: 39; Лк. 6: 29; 2 Кор. 11: 20). Может послушаться этой заповеди и человек сильный и здоровый, и может преступить ее, по причине разнузданности духа, человек слабосильный. Может равным образом и человек бедный и без средств упиваться пожеланиями, и может трезвиться и свободным быть от них человек богатый; может он верующим быть, мудрым, чистым, умертвившим в себе грех. А если так, если тем, что жизнь может поддерживать, состоит более и первое всего душа, и возрастающая в этом направлении добродетельность спасение приносит, а порочностью обусловливается смерть, то уже само собою становится ясным и понятным, что душа бедная теми гибельными пожеланиями, какие развиваются при богатстве, спасется; но, с другой стороны, может она и погибнуть, если тем она богата, что богатство разрушительного в себе имеет. Причины, почему так бывает, должны мы искать, следовательно, не где-нибудь инде, кроме как с одной стороны - в настроении, в расположенности души слушаться Бога и в чистоте ее, а с другой стороны - в преступлении заповедей и в сосредоточении на дурном.


Глава 19
Тот, следовательно, кто добродетелями богат, поистине и в действительности богат, и во всяком жизненном положении он будет свят и верен; тот же, кто по плоти богат и обращен жизнью своей души на внешнее богатство , преходящее и тленное, переходящее из рук в руки и, наконец, никому не принадлежащее, того богатство ложно. Таким образом, есть бедняки неложные и есть, с другой стороны, бедняки неистинные и ложные. Нищий в духе есть в собственном смысле бедняк; бедный же с точки зрения мира не есть в собственном смысле бедняк. Не к тем ли, которые бедны с мирской точки зрения, а страстями богаты, а вовсе не к нищим в духе и для Бога богатым обращаясь, говорит Спаситель: "Отрешись душою от сложенного в твоей душе чуждого богатства, дабы, оставаясь чистым по сердцу, ты Бога мог узреть", что равносильно выражению: в Царство Божие войти. "А как тебе от того, в твоей душе сложенного богатства отрешиться? Продай его". Что это значит? Имущество в деньги преврати? Одного рода богатство выменяй на другое, явное и для всех открытое в серебро превративши? Совсем нет. Но вместо богатства, пред тем существовавшего в твоей душе, которую ты вознамерился спасти, внеси в оную другое богатство , приносящее с собой Богосозданную и вечную жизнь. Радуйся заповедям Божиим, исполнение которых для тебя будет сопровождаться наградой и непрерывной славой, блаженством и вечной жизнью. Тогда поистине продашь ты свое имение, продашь многое и лишнее, что для тебя небо затворяет, и выменяешь себе то, что тебя спасти может. Тем богатством пусть владеют бедные плотски и в таком богатстве нуждающиеся; а ты приобрети себе богатство духовное - и тогда будешь иметь сокровище на небеси.


Глава 20
Так как богатый и преданный исполнению закона юноша собственного смысла слов Господа не понял, а равным образом и того, как один и тот же человек в одно и то же время может быть и бедным и богатым, располагать внешними благами и не иметь их, может пользоваться миром и не пользоваться, то отошел он от Господа печальным и разбитым, отрекаясь от рода жизни, которой умел он лишь хотеть, но которой не сумел достигнуть, после того как трудное для себя он сделал невозможным. Потому что хотя и трудно в душе своей тем не обольститься и тем не быть сбитым с толку, что в видимом богатстве есть прелестного, но не невозможно. Возможно и при богатстве, несмотря на его приятность и силу во лжи нас запутывать, возможно и при богатстве получить спасение, если кто от богатства видимого будет обращаться к духовному и тому, о котором говорит Бог, - если богатством, к коему он остается равнодушным, будет располагать он хорошо и таким образом к нему относиться, как относятся к вещам безразличным, и если будет он при этом стремиться к вечной жизни. Между тем, сами ученики вначале ужаснулись и приуныли. Что же такое слышалось им? Может быть сами они были очень богаты? Напротив, ими покинуты были сети, уды и рыболовные лодки; это была единственная их собственность. Чего же они испугались, потому что стали спрашивать (Мк. 10: 26): кто же может спастись? Состоя учениками Господа, они тотчас же восприняли слухом то, что Им было сказано приточно и темно, сразу же поняли и глубину слов Его. Но что касается имущественной бедности, то они поддерживали себя более радостной надеждой на спасение. Сознавая же, что далеко не со всеми еще расстались страстьми, - ибо они только что сделались учениками Спасителя и еще недавно Им были призваны к своему служению, - они были чрезвычайно поражены и себя осуждали ничуть не менее, чем и того богатого, чрезвычайно бывшего занятым своими богатствами юношу, предпочетшего их даже вечной жизни. Поэтому-то и родилось у апостолов опасение, как бы и им не быть устраненными из Царства Небесного, если как тот, у кого есть имение, так и тот, кто преисполнен страстями, суть богачи, потому что только чистым и безстрастным душам даруется спасение.


Глава 21
Но Господь отвечает: невозможное человекам возможно Богу (Лк. 18: 27). Опять и эти слова полны высокой премудрости. Потому что если человек лишь при помощи своих сил трудится и старается приобрести безстрастие, то ничего у него не выйдет; если же он обнаружит, что чрезмерно к этому стремится и о сем ревнует, то стремление его при содействии силы Божией сопровождается успехом. Потому что души, этого добивающиеся, вдохновляемы бывают Богом; если же питать в себе доброе желание они отказываются, то и Дух Божий оставляет их9. Потому что спасать кого-либо против его воли есть принуждение; в согласии же с его волей - благодать. И не для сонных и ленивых существует Царство Божие, напротив, употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11: 12). Бога вынуждать и от Бога жизнь в себя воспринимать - вот единственно правое насилие. Ведущий тех, которые прилежат к сему твердо, или лучше сказать со всею силою. Он уступает им, снисходит. Радуется Он, когда таким образом побеждается. Посему и блаженный Петр, избранный, предопределенный, единственный из учеников, за которого Господь платит подать (Мф. 17:27), когда раз внес ее и за Себя, быстро обращается к Нему и воспринимает Его слово. Что же он говорит? ...вот мы оставили все и последовали за Тобою (Мф. 19:28). Если же под словом "все" Петр разумеет принадлежавшее ему имение, то мог хвастаться, быть может, разве тем только, что оставил имущество, стоившее четыре обола10. За четыре обола поставить вознаграждением Царство Небесное мог он разве только по невежеству. Если же под словом "все" он подразумевает сказанное нами, т.е. что они освободились от старого хлама и душою обновились, затем последовали за Господом по стопам Его, то это могло быть зачтено уже в заслугу тем, чьи имена имеют быть написаны на небесах. За Спасителем последовать - это ведь именно и значит стремиться к Его безгрешности и совершенству, к тому как по Его примеру в душе своей установлять порядок и в ней всему давать определенные вид и образ, уподобляясь Первообразу.


Глава 22
Иисус же отвечал и сказал: "Истинно говорю вам, кто оставит имущество свое и родителей - и братьев Меня ради и Евангелия, воздается тому сторицею (Мк. 19:29). Но это да не смущает вас, равно как и то, что в другом месте Он еще строже выразил в словах: ... кто... не возненавидит отца своего и матери... и детей... и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником (Лк. 14:26). Потому что не ненависть к ним и отрешение от любезнейшего заповедует Бог мира, Он, Который завещает нам любить даже врагов. Если врагов должно любить, то, восходя выше, тем более подобным же образом должно относиться к людям, уже по самому рождению нашему стоящим к нам ближе всех других. Если же должно ненавидеть родственников своих по плоти, то тем более, по нисходящему заключению, надо чуждаться врагов. Посему могло бы показаться, что одним выражением уничтожается другое. Но они не только не уничтожают себя взаимно, но даже и связи близкой между собой не имеют. Потому что, выходя из одного и того же намерения и образа расположений и для одной и той же цели, можно отца ненавидеть и любить как врага, не мстя ему, своему врагу, а с другой стороны отца должно не более охранять, чем Христа. Там можно отказываться от ненависти и злого дела, а здесь в себе побеждать робость пред родственниками, если она может вредить спасению. Значит, если кто-либо имеет нечестивого отца или сына, который был бы помехой для веры и препятствием к высшей жизни, то с ним не должно сходиться и быть одних с ним мыслей, а должно из-за духовной вражды родственные плотские связи с тем порывать.


Глава 23
Представь, что настоящее дело есть дело спорное. Вообрази, вот подходит к тебе отец твой и говорит: "Я тебя родил и кормил; послушайся меня и сотворим вместе это неправое дело; закону же Христову ты не следуй". И иное нечто может сказать человек богохульный, от природы мертвый, духовно мертвый, жизнью во Христе еще не живущий (Еф. 2: 1-3). С другой стороны ты слышишь Спасителя: "Я тебя возродил, тебя, который родился в мире несчастным, для смерти. Я тебя освободил, исцелил, искупил. Я покажу тебе лицо Бога, благого Отца; не призывай отца земного; погребением своих мертвецов пусть и займутся мертвые, а ты следуй за Мной. Я введу тебя в покой, приведу к невыразимым и неслыханным богатствам, которых ничей глаз не видал, ничье ухо не слыхало, о которых и помысл не входил ни одному человеку на сердце (1 Кор. 2: 9), к которым Ангелы склоняются, желая в оные проникнуть (1 Пет. 1: 12), которые Бог предуготовил Своим святым и чадам Его возлюбленным. Как питатель твой Я Сам Себя даю тебе в пищу; вкусив от нее никто не испытает смерти. Я изо дня в день пою тебя питием безсмертия. Я Учитель превышенебесных учений. За тебя Я боролся даже до смерти и претерпел ее за тебя, за твои грехи, ибо ты заслужил ее ранее содеянными тобой грехами и твоей неверностью Богу".
Слыша такие слова с двух сторон, реши дело во благо себе, подай голос за собственное свое спасение. Если и брат говорит подобное, или дитя, или жена, или кто другой, то пусть всех их победителем в тебе явится Христос, ратующий за тебя.


Глава 24
Можешь ты владеть богатством. Рассуждай тогда так: "Поистине не воспрещает мне Господь владеть богатством: не завистлив Он". Но вот ты замечаешь, что богатство тебя порабощает и выводит тебя из равновесия. Брось его, отвергни, возненавидь, откажись, убеги. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его... лучше одноглазым быть тебе в Царстве Божием, нежели не изуродованным бить в огне (Мф. 5: 29). И если рука, нога, жизнь соблазняют тебя, возненавидь их; потому что если что-либо из этого потеряно будет ради Христа, то опять возродится к жизни там.

 

Календарь

<Сентябрь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
202122232425
2627282930